Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
вл. питомника Седовы Наталья и Денис
Телефон: 8 (916) 146-90-45
E-mail: cocker-alfagold@mail.ru
Новости
5 августа 2018 г. Псков Интернациональная выставка собак CACIB-FCI "Псковский сувенир" Эксперт: Avi Mallach (Israel) RUS IRENE'S ...
07.07.2018 г. Санкт-Петербург МОНОПОРОДНАЯ ВЫСТАВКА "НЕВСКАЯ МИСТЕРИЯ" ЭКСПЕРТ: Petr Studenik п-к Black Petrs класс чемпи...
07.07.2017 г. Вологда ВООО КИНОЛОГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР «ФАВОРИТ» ВСЕРОССИЙСКАЯ ВЫСТАВКА СОБАК ВСЕХ ПОРОД САС – ЧФ РФСС ...

Валов Н.А.

На охоте со спаниелем

Государственное издательство "Физкультура и спорт", Москва, 1978


Натаска

 

Натаска спаниеля — это специальная дрессировка в поле (на лугу, болоте, водоеме, в лесу), в результате которой отрабатываются необходимые навыки, позволяющие собаке с наименьшей отдачей сил и за сравнительно короткий срок находить дичь.

Рассказывать о натаске спаниеля для различных видов охот пока не буду, так как об этом мы поговорим в главе об охоте на разную дичь. Здесь же я познакомлю вас с основами натаски —обучению поиска"челноком",а также дам несколько советов поисправлению некоторых недостатков в работе собак.

Натаскивать спаниеля (учитывая его индивидуальные способности) можно уже с 6 месяцев. Только не надо злоупотреблять при этом возможностями молодой собаки. Во время натаски она должна получать наиболее калорийную пищу, так как тратит много сил, на восстановление которых и пойдет высококачественный корм. Если увидите, что ваш питомец переутомлен, дайте ему отдых.

Лучше всего начинать с натаски по дупелю, бекасу или перепелу. Дело в том, что натаска по коростелю, болотной курочке, а тем более по тетереву развивает у собаки

 

 натаска

Поиск собаки "челноком":

 

А -правильный; Б -неправильный-восьмерками,так как охотник направил спаниеля искать дичь заветром; В - совсем правильный - остаются необысканные участки луга, Г - абсолютно неправильный - бессистемный

склонность отыскивать дичь большей частью по следу. И еще. При обучении первопольного спаниеля в лесу из-за кустарника и деревьев исключается возможность наблюдать за учеником, руководить его действиями, использовать шнур для сдерживания порывов погонки за дичью.

А  вот дупель (бекас) сидит днем обычно на одном месте, и собаке, чтобы причуять его

и   поднять, придется работать не по следу, а по самой дичи. Если нет поблизости дупелей

и    бекасов, можно натаскивать и по перепелу, но учтите, что его запах намного слабее запаха болотных длинноносиков, да и побегать перепел иногда не прочь.

Запомните одно основное правило, когда выйдете со своим питомцем в поле: не обращайте внимания во время натаски на то, что в дальнейшем не будет интересовать вас на охоте.

Собака, попавшая в новую для нее обстановку, естественно, начнет интересоваться всем: ежами, ужами, мышами, бабочками и т.п. Главная же ваша задача в этот момент — дать понять спаниелю его назначение — помочь охотнику найти дичь и только дичь. Известны случаи, когда неопытные натасчики обращали внимание на найденных в поле собакой ежей, которых они, аккуратно завернув, приносили домой на потеху соседским ребятишкам. Так вот, после нескольких таких прогулок в поле, когда трофеем натасчика были ежи, собака стала искать лишь их, не обращая никакого внимания на настоящую дичь. Или, например, жаворонки. Сколько хлопот доставляют они при натаске, стоит только раз-другой обратить внимание спаниеля на этих птичек! Лучше, еще не начав натаску по дичи, сходить куда-нибудь в поле, где есть много жаворонков, и погулять там с собакой, не обращая никакого внимания на этих птах, а при попытке ученика погоняться за ними строго прикрикнуть "Балуй!".

Прежде всего в процессе натаски у собаки нужно отработать поиск правильным "челноком". Надо сказать, что у всех спаниелей эта манера поиска дичи, как говорится, в крови. Прием только нужно довести до совершенства.

Этот поиск получил свое название от движения челнока на ткацком станке, который как бы летает между основными нитями туда-сюда. В идеальном 0случае именно так и должна искать дичь собака, удаляясь от охотника вправо и влево до 30 м (предел верного выстрела), с той лишь разницей, что челнок на станке не смещается в горизонтальной плоскости, а собака во время поиска должна оставлять между параллелями расстояние, примерно равное дальности ее чутья. Сами понимаете, что если это расстояние будет мало, то много места не обыщете, и наоборот, при слишком большом расстоянии собака оставит за собой непричуянную дичь.

Лучше всего обучать спаниеля поиску "челноком" на ровном лугу с невысокой травой, где не ожидается встречи с дичью, запах которой не позволит спаниелю делать правильный "челнок".

Одно из основных условий правильного поиска — спаниель должен обязательно (!) искать против ветра. Это необходимо для того, чтобы собаке было легче причуивать запах дичи, наносимый на нее ветерком, а также для того, чтобы спаниель в конце боковой ветви "челнока" поворачивал наружу, то есть навстречу ветру или от вас, а не вовнутрь, так как в этом последнем случае очередная параллель "челнока" пройдет по уже обысканному месту.

Усадите своего питомца командой "Сидеть!", а сами отойдите в сторону метров на пятнадцать-двадцать. Затем подайте команду "Ищи!" и начинайте удаляться от собаки.

Она обязательно добежит следом за вами. По мере приближения ученика убыстряйте свои шаги, а потом даже побегите. Спаниель, догнав, перегонит вас. А вы молчком, пока он не видит, развернитесь в противоположную сторону (и немного вперед) и уходите от ученика. Если он не заметит маневра, то, отдалившись от спаниеля опять же метров на пятнадцать-двадцать, свистните в свисток, обратив на себя внимание. Собака вновь бросится вдогонку за вами. Дайте ей догнать и перегнать вас и повторяйте все сызнова. В том же случае, если спаниель, чуть перегнав вас, сразу же заметит разворот хозяина почти на 180° и побежит рядом, усадите его командой и опять отойдите на порядочное расстояние. Потом снова подайте команду "Ищи!" и уходите от собаки. Придется при обучении щенка поиску "челноком" побегать и хозяину этим самым "челноком". Обычно ученик очень скоро понимает, чего от него хотят, и начинает искать сравнительно правильно.

Очень хорошо, если питомец еще дома приучен к команде "Ищи!", когда этим приказом вы посылали малыша отыскивать запрятанный где-нибудь в укромном уголке лакомый кусочек. Конечно, никакого "челнока" требовать от щенка в квартире не нужно.

Не журите спаниеля, если поначалу молодая собака начнет искать в поле слишком широко — дальше 30 м. Это, наоборот, отлично. Сократить ширину поиска с помощью сигналов или, в крайнем случае, шнура очень просто, а вот сделать "челнок" шире — задача потруднее.

Как обучить собаку изменять направление поиска? Когда собака перегнала и убегает от вас, внимательно наблюдайте за ней. Как только увидите, что спаниель намеревается сделать поворот, свистните коротко, покажите рукой в сторону новой ветви "челнока" и сами идите в ту же сторону. Основное на первых порах — не свистеть зря, то есть тогда, когда собака бежит по прямой.

Если ведете дрессировку ученика на шнуре, то поступайте так. При удалении от вас спаниеля на всю длину шнура громко свистните, а потом уже дерните за шнур и одновременно покажите направление поиска жестом. Только не перепутайте: вначале свисток, а затем уже рывок за шнур, но не наоборот.

Выходить в поле с собакой, где есть дичь, можно лишь после того, как она хорошо освоила азы "челнока".

Как я уже говорил, лучше всего начинать натаскивать молодого спаниеля по дупелю. Два-три дупеля и примерно столько же бекасов на небольшом болотистом лугу — вот и все, что нужно для обучения собаки разыскивать дичь. Не стоит приходить на болото, едва забрезжит рассвет; пусть солнышко слегка пообсушит траву, слижет с нее вместе с каплями росы и запахи кормившихся ночью птиц. Кроме того, ранним утром обычно почти не бывает ветра, а он верный и надежный союзник в отработке поиска дичи.

И при натаске на болоте может понадобиться длинный (20-25 м) капроновый шнур. Если собака достаточно послушна, то прибегать к его помощи, возможно, и не придется, а если ее послушание оставляет желать лучшего, то обойтись без этого атрибута натасчика будет нельзя.

Я уже рассказывал, как надо поступать при попытке щенка гоняться за жаворонками. Бывает, что новая обстановка вновь возбудит его и спаниель начнет стремглав преследовать все живое — от мелких пташек до мотыльков. Если сразу ваш окрик или команда не подействовали, перестаньте бесполезно кричать и свистеть, дайте "нарушителю" вволю набегаться до осознания им самим собственной вины. А как только увидите, что он порядком устал и ему надоела вся эта кутерьма, подзовите к себе виновника беспокойства на болоте и, не наказывая (ведь он подошел по команде!), командой "Сидеть!" усадите возле себя. Потом, строго пожурив, пристегните к его ошейнику шнур и начинайте натаскивать на нем.

Довольно часто случается, что спаниель не сразу принимается за работу, не обращая внимания на вылетающую из-под его носа или ваших ног дичь. Успокойтесь — это бывает. Пройдет немного времени, и после нескольких выходов на болото щенок обязательно поймет, что к чему. А уж когда, пользуясь чутьем, молодой спаниель поднимет свою первую охотничью птицу, тогда и начнется его настоящая жизнь в мире охоты, ради которой он рожден на свет. Не беспокойтесь — проснется в вашей молодой собаке охотничий азарт, обязательно проснется.

Пуская спаниеля в поиск, ни на одно мгновение не спускайте с него глаз — собака все время должна быть на виду. Как только увидите, что ученик забеспокоился, усиленно заработав хвостиком, будьте начеку — возможно, близко дичь! Самое главное сейчас не упустить момент, когда медлительный дупель поднимается на крыло. Тут уж будьте как можно ближе к собаке, чтобы громкой командой "Сидеть!" не дать ей погнаться за взлетевшим долгоносиком. Если натаскиваете без шнура, то пристегните к ошейнику хотя бы длинный поводок, на который и нужно во время команды наступить ногой. И так от урока к уроку, от одного выхода в поле к другому, закрепляя у собаки выдержку и подавляя соблазн гоняться за дичью. Вы уже знаете, что проверять усвоение щенком команды "Сидеть!" нужно в присутствии сильных раздражителей (другие собаки, кошки и т.п.). Но запомните: дичь для охотничьей собаки, да еще такой азартной, как спаниель, — самый сильный раздражитель, и окончательно отрабатывать команду "Сидеть!" надо только в поле.

Дупель еще чем хорош: после подъема он сравнительно недалеко перемещается, и по одной и той же птице собака может сработать несколько раз. Бекас, конечно, летит намного дальше, но если знать угодья, то можно поискать этих вертких птиц на новом месте.

Иногда встречаются болота с очень высокими кочками, между которыми сидят птицы. В таких условиях даже опытной многопольной собаке работать очень трудно, так как дичь находится внизу, недоступная ветру, и ее запах доходит до собаки лишь в самой близости. Лучше на таких болотах молодых собак не натаскивать; ни правильному "челноку", ни умению пользоваться ветром при отыскании дичи они здесь не научатся.

Там, где дупелей и бекасов мало, спаниелей натаскивают по коростелю. У птицы этой довольно звонкий скрипучий голос, и слышно ее далеко. Конечно, натаскивать собак по дергачам можно, но с одной оговоркой. Очень часто молодые, неопытные собаководы допускают при натаске по коростелю одну и ту же ошибку - бегают сломя голову по полю от одной кричащей птицы к другой, буквально тыкая в них носом своих собак. От такой натаски толку мало. Очень скоро спаниель начинает работать на слух, а не чутьем, то есть прислушивается, где подает голос птица, и напрямую бежит к ней, а попав на охоту, когда коростели уже молчат, он теряется и не знает, что ему делать. Запомните: лучше сделать одну-две работы (!) за час, но отработать при этом все элементы натаски — "челнок", причуивание птицы, потяжку, подводку и т.п., чем 10-15 раз за то же время ткнуть носом спаниеля в кричащую птицу. Голоса пернатых в угодьях говорят лишь о том, что дичь здесь есть, а искать ее с собакой нужно по всем правилам. Счастье не в количестве поднятых птиц, а в качестве работы по каждой из них.

Очень важно на охоте, как быстро, на какой скорости ищет собака. Быстрота поиска — не только природный дар спаниеля. Ее можно и нужно развивать. Залог успеха в обучении щенка быстрому поиску прежде всего заключается в том, что вы сами должны как можно быстрее передвигаться по полю, показывая тем самым пример своему питомцу. Флегматичную собаку, кроме того, необходимо подбадривать голосом и всем своим поведением. А вот энергичную, слишком темпераментную ученицу, наоборот, нужно сдерживать, так как излишнее возбуждение может сослужить плохую службу — собака выйдет из повиновения и начнет гонять дичь.

Ширину расстояния между параллелями "челнока" также можно регулировать скоростью ходьбы по полю в направлении поиска: чем вы пойдете быстрее, тем это расстояние будет больше, и наоборот. Нельзя допускать, чтобы собака после очередного поворота оказывалась сзади вас: следите за этим и не делайте промахов!

А теперь поговорим о приучении собаки к докладу о найденной дичи во время натаски, основы которого вы уже заложили в щенке при комнатной дрессировке.

Вообще, к докладу, несомненно, легче приучить, например, легавую собаку, отзывая ее со стойки свистком. Но при желании, настойчивости и терпении можно обучить этому и спаниеля. Хорошо поддаются дрессировке докладывать о найденной дичи наиболее вежливые, послушные, работающие в полном контакте со своим хозяином собаки, особенно суки. Известны случаи, когда спаниели без какой-либо специальной дрессировки при частой охоте в лесу самостоятельно постигали этот прием и начинали докладывать охотнику о встреченной птице, а потом уже возвращались к ней, чтобы поднять на крыло под выстрел.

Во всяком случае, попробуйте и вы приучить свою собаку к докладу. В начале обучения в поле роль своеобразной дичи отводится все тому же кусочку сыра. Натаска по нему проводится в той же последовательности, что и во дворе, только вести ученика к лакомому кусочку нужно не напрямую, а "челноком". Не надо тут только забывать, как, впрочем, и при отработке любого другого приема, что на все нужно время.

Послушный спаниель, несмотря ни на что, должен безукоризненно идти на зов своего хозяина. Этим и попробуйте воспользоваться. Когда собака научится хорошо искать дичь правильным "челноком" и поднимать ее, не проявляя излишней горячности, попробуйте в момент приучивания птицы подать сигнал "Ко мне!". Собака оглянется в вашу сторону, а вы в это время отвернитесь, не торопясь, уходите от нее, одновременно подавая свистком сигнал "Ко мне!". Как только ученик подбежит, погладьте его, приласкайте, говоря "Хорошо, хорошо", а потом вновь прикажите "Ищи!". Не отставайте теперь от побежавшего спаниеля, который, конечно же, помнит, где им только что оставлен запах птицы. Еще лучше отрабатывать прием по перемещенной птице. Тогда вы твердо знаете, что за вдруг возникшей активностью собаки обязательно поднимется дичь, а поэтому можно спаниеля и отозвать для доклада. Только нельзя отзывать ученика, когда он перешел с потяжки на подводку и вот-вот поднимет дичь.

Неоднократные повторения уроков по обучению докладу могут дать очень хорошие результаты, и охота в лесу будет, несомненно, успешнее. На первых порах не обучайте собаку докладу по бегущей птице — это намного труднее.

Более успешна и интересна охота со спаниелем, который работает по бегущей дичи (коростель, болотная курочка, белая и серая куропатки, фазан, тетерев), заходя за нее и поднимая на охотника. Такая манера свойственна многим многопольным, искушенным в охотничьем деле спаниелям, не один десяток, а то и сотню раз имевшим дело с

убегающими из-под них птицами. С молодыми собаками это бывает реже. Однако исподволь можно и их подготовить к подъему дичи на охотника.

При натаске или охоте со спаниелем на коростеля довольно часто можно видеть, как по пути бегущей птицы слегка колышутся травинки. Пусть в это время кто-то из ваших товарищей возьмет собаку на поводок и вместе с ней обежит полукругом место, к которому улепетывает дергач. Сами же оставайтесь на месте. Как только помощник с собакой сделает довольно большой полукруг, пусть спустит ее с поводка и скомандует "Ищи!", показав рукой направление поиска в вашу сторону. Спаниель побежит к вам и погонит перед собой коростеля. Если увидите по шевелению травинок, что птица бежит на вас, стойте спокойно, а затем, когда она подбежит совсем близко, вспугните ее. Если же коростель бежит чуть в сторону, сместитесь туда же и опять при его приближении резко пойдите навстречу и поднимите бегущую дичь на крыло. Несколько таких уроков — и спаниель усвоит, что поднять бегущую птицу гораздо проще, если обежать ее вокруг. Хитрость здесь маленькая, а результат увидите сами — не надо будет торопиться за бегущими коростелем и собакой, она его сама обойдет и поднимет точно на вас, под выстрел.

Каких-либо других премудростей в дрессировке и натаске спаниелей, пожалуй, нет. А

теперь давайте поговорим о некоторых недостатках в работе этих собак и возможностях их исправления.

Иногда можно услышать слова: "А моя собака только ружье увидит, сразу же под кровать прячется". Оказывается, дело в том, что этот горе-охотник громкими выстрелами из ружья напугал своего 2-3-месячного щенка, а теперь расплачивается за содеянное. Отучить собаку бояться выстрела не так-то просто - иногда на это уходят не недели и месяцы, а годы. Но если проявить терпение, то можно попытаться исправить этот пагубный для охотничьей собаки порок. Кстати говоря, собака, боящаяся выстрела, снимается с полевых испытаний по вполне понятной причине — с ней нельзя охотиться.

Попробуйте поступить так. Оставьте дома ружье, а возьмите с собой в поле стартовый пистолет, стреляющий капсюлями "Жевело". Стреляйте из него, находясь вначале подальше от собаки, и только тогда, когда она будет в крайнем возбуждении от взлетевшей из-под нее дичи. Если в это время спаниель не испугается звука выстрела, повторяйте урок много-много раз, постепенно приближаясь к ученику, выпугивающему дичь. Но помните, что стрелять можно лишь тогда, когда птица сработана собакой, а не "шумовая", то есть случайно поднятая. Если же первый выстрел из стартового пистолета напугает спаниеля, придется попросить товарища помочь вам.

В этом случае вы управляете собакой, которая поднимает дичь, а ваш помощник идет в стороне и по вашему сигналу (поднятая вверх рука) стреляет. Постепенно, очень постепенно расстояние между товарищем и вами сокращается. Во время отучения собаки бояться выстрела, возможно (крайняя мера), придется поступиться ее послушанием — пусть погоняет вылетевшую птицу, лишь бы не замечала звучащих в это время выстрелов. Как только спаниель перестанет пугаться пальбы из стартового пистолета, можно будет попробовать выстрелить из ружья полузарядом, опять же вначале на расстоянии, которое очень постепенно нужно уменьшать.

Редко, но бывает, что спаниель, хорошо подающий отстрелянную вами дичь, очень неохотно подбирает и подает случайно найденную. А ведь одно из основных достоинств этой породы собак — отыскивать и подавать охотнику дичь, где бы и когда бы она ни была найдена. Очень часто охотники-спаниелисты, не сделав ни единого выстрела,возвращаются на базу с трофеями, которым может позавидовать охотник, расстрелявший целый патронташ патронов.

Недостаточно четкую подачу случайно найденной дичи исправить нетрудно. Пусть впереди вас, метрах в пятидесяти, идет кто-то из товарищей с дичью в руках. Потом он незаметно от собаки рядом со стежкой бросит птицу в траву, продолжая идти. Вы запоминаете это место и, как только поравняетесь с ним и увидите, что собака что-то причуяла, командуете "Подай!". Спаниель не ослушается вас, схватит трофей и отдаст в руки. После нескольких уроков можно и усложнить задачу. Все повторяется, как и в предыдущие тренировки, но только вы идете и не обращаете внимания на четвероногого друга, взявшего дичь. Ему не остается ничего другого, как побежать следом за вами, а затем перегнать и показать добычу. Во всех случаях не забывайте поблагодарить собаку кусочком лакомства за правильно выполненный урок.

Нередко можно услышать жалобы, что спаниель хорошо находит сбитую дичь, но лишь подталкивает ее носом, отказываясь подавать в руки охотнику. В основном это недостатки неправильной домашней дрессировки, которые, безусловно, можно исправить. Собака начнет подавать, несомненно, лучше, если ей придется несколько раз иметь дело с подранком, который старается либо убежать, либо перепархивать с места на место. Вид такой птицы действует очень возбуждающе, и спаниель обязательно схватит ее. Не опоздайте с командой "Подай!", находясь рядом с собакой и принимая от нее еще живую птицу. Вот, пожалуй, и вся нехитрая наука в этом вопросе. А чтобы спаниель и в дальнейшем хорошо подавал, потренируйте его дома, бросая на подачу замороженную в холодильнике дичь.

Гораздо хуже, если ваш помощник при подаче рвет добычу. Этот порок очень редок, но, к сожалению, все же встречается. Лучше вообще в этом случае не разрешать спаниелю подавать - пусть он как минимум на год забудет команду "Подай!", а потом можно и вновь испробовать его на подачу. Всевозможные мягкие поноски, хватая и сжимая которые спаниель накалывается на спрятанные в них острые шипы, кроме вреда, вряд ли что принесут. С их помощью можно только навсегда отбить у собаки охоту подавать.

Иногда в руки охотников попадают уже взрослые собаки, имеющие весьма смутное представление о дрессировке и натаске. И если в руки к вам попала необученная, а еще того хуже — испорченная собака, нельзя ставить на ней крест, а нужно попытаться исправить ее недостатки в работе, проявив при этом максимум терпения и выдержки.

Часто, чтобы отучить такую собаку от погонки за взлетевшей дичью и приучить вообще к послушанию, приходится прибегать к помощи строгого ошейника. Конечно, жаль бывает спаниеля, у которого позвякивает на шее металлическое ожерелье с острыми шипами, но лучше уж оно, чем лишить собаку на всю жизнь прелести охоты. Только поэтому я и рекомендовал при разговоре о дрессировке как можно раньше приступать к ней, чтобы в будущем не прибегать к крутым мерам. Но, повторяю, обучить собаку послушанию и научить охоте можно и в зрелом возрасте.

Свою черно-пегую Нору я, например, воспитывал с месячного возраста, и уже при первой проверке ее охотничьих качеств эксперты обратили внимание на мою воспитанницу. Она за свою жизнь получила шесть дипломов I степени и также была чемпионом московских областных состязаний, а мне за ее послушание много раз вручался почетный приз "Лучший натасчик".

Вы можете возразить, что хорошо, мол, так говорить, когда умеешь дрессировать и натаскивать. Отвечу на это следующее: Нора была моим первым спаниелем, и воспитывал я ее, не имея даже хорошей книжки по этому вопросу, а пользуясь в основном советами опытных спаниелистов. Но не буду скрывать: готовя собаку к первым полевым испытаниям, я взял отпуск и целиком посвятил его натаске, о чем никогда не жалел, так как потом много раз получал настоящее удовольствие от прекрасно работающего на охоте спаниеля.

 

НА ОХОТЕ СО СПАНИЕЛЕМ

 

Увлекателен мир охоты. Он таит в себе столько удивительных случаев и неповторимых встреч, что самые невероятные истории об охотниках, выдуманные не охотниками, кажутся отдаленным эхом по сравнению с тем, что бывает на охоте на самом деле.

Сегодняшняя охота в большинстве своем — это не только отстрел дичи, но и ее приумножение за счет рачительного хозяйствования в угодьях Человека-охотника.

Скоро и вы со своим спаниелем отправитесь на охоту, и от вас во многом зависит, ходить ли на охоту нашим потомкам или просто читать книжки о ней, вспоминая нас с вами недобрым словом. А чтобы этого не случилось, надо охотиться там, где это разрешено, в установленные дни и сроки, не стрелять маток, строго соблюдать норму отстрела дичи, указанную в путевке, участвовать в биотехнических работах.

Говоря об охоте с собакой, нельзя умолчать о такой на первый взгляд нелепости — охота часто портит собаку, и особенно молодую. Дело в том, что во время натаски все внимание ведущего обращено к собаке, а на охоте — к вылетающей дичи. В результате вначале он не обращает внимания на незначительные прегрешения в работе своего помощника, которые со временем будут усугубляться и, в конце концов, могут сделать собаку непригодной к охоте. Помните, вылетающая из-под собаки дичь — результат работы спаниеля, а поэтому и на охоте ваше внимание прежде всего должно быть обращено на поведение собаки до и после подъема птицы, а потом уже на саму дичь. Воздержитесь и от выстрела по случайно вылетевшей дичи, так как в противном случае у спаниеля начнет вырабатываться вредная привычка поднимать птицу на крыло, не пользуясь чутьем, а просто бегая по лугу или болоту. Конечно, каждому охотнику хочется побыстрее взять трофей в руки, но, чтобы собака не научилась гоняться за взлетающей птицей, никогда не торопитесь посылать спаниеля за сбитым трофеем — дайте собаке успокоиться. И последнее: не спешите спускать помощника с поводка, едва войдя в угодья, берегите силы собаки, не давая попусту бегать там, где нет дичи.

Вот, пожалуй, и все мои напутствия вам, молодой охотник, перед тем как отправиться в угодья.

 

 

 

На болотную дичь

 

Охота на болотную дичь с собакой — одна из наиболее интересных и спортивных: меткий выстрел по бекасу, когда ваши ноги стоят на качающихся кочках, не сравнишь ни с каким другим: наверное, только здесь нужна такая мгновенная реакция стрелка на внезапно появившуюся и бросающуюся из стороны в сторону живую мишень. И дело тут вовсе не в величине трофея, хотя нелишне напомнить, что пословица "Мал золотник, да дорог" в полной мере относится к некоторым представителям болотной дичи, которая не велика по весу, но по праву называется "красной дичью": кто хоть раз отведал осеннего бекаса или дупеля, тот знает ни с чем не сравнимый вкус их мяса. Умение подготовить спаниеля к этой охоте, управлять им и метко стрелять — вот что должен хорошо освоить молодой охотник, чтобы возвратиться из угодий с добычей.

Как бы ни влекла вас охота на водоплавующую или боровую дичь, но лучшую школу первопольный спаниель проходит лишь на охоте по болотной дичи. Давно замечено, что если начать охотиться с неопытной собакой по тетеревиным выводкам, то потом переключить ее на охоту по бекасу, дупелю или коростелю не так-то просто. Как предполагают, следы боровой дичи, да и она сама, имеют намного сильнее запах, чем следы болотной, и собака, привыкнув к нему, уже не с таким желанием начинает причуивать более тонкий запах птицы на болоте. Вот почему настоятельно рекомендую вначале поохотиться со своим питомцем по болотной дичи, а потом уже по всем другим. Это чередование охот со спаниелем не просто желательно, а необходимо, если вы, конечно, хотите иметь чутьистую, ищущую дичь на правильном "челноке" и отлично работающую на всех охотах собаку.

Охота по болотной дичи в лугах требует немного меньше сил от собаки, нежели охота на уток, где спаниелю приходится много плавать, преодолевая густые сплетения водной растительности. Но и для работы на болоте нужна выносливость, тем более когда с собакой охотятся по нескольку часов в течение многих дней подряд. Неутомимости спаниеля можно добиться только в результате ежедневных тренировок. К открытию летне-осенней охоты ваш питомец должен быть в рабочей форме (кондиции), то есть не иметь лишнего жира, но и не быть слишком тощим. Только физически сильная собака может выдержать многочасовой поиск в лугах и на болоте.

А теперь давайте отправимся с молодым спаниелем за коростелями.

 

 

 

 

За коростелями

 

Обычно, когда начинают разговор об охоте на болотную дичь, вначале рассказывают об охоте на бекаса, дупеля, гаршнепа, а потом уже заканчивают охотой на коростеля, болотную курочку и другую дичь, обитающую на болотах.

Сегодня я нарушу эту традицию, так как охота на бекаса, дупеля и гаршнепа скорее относится к традиционным охотам с легавыми собаками, а вот охота на болотную курочку и особенно на коростеля, хорошо бегающих и не выдерживающих стойки легавых собак,

— это, так сказать, классика охоты со спаниелем. Поэтому я и начну с коростеля.

...Летняя ночь. Тишина. Только неугомонные коростели со скрипом "жнут" темноту, да перепела звонко и без устали напоминают: "спать пора, спать пора".

Услышать коростеля легко — достаточно выехать за город и прогуляться по пойменным лугам. А вот увидеть эту рыжеватую птицу с пестринами на спине не так-то просто; она предпочитает бегать в траве, нежели летать. Длинные ноги и вытянутое, сжатое с боков туловище позволяют коростелю быстро бегать, почти не задевая травинок. Только в случае крайней опасности он взлетает, причем летит сравнительно медленно, опустив ноги и предпочтительно по ветру. К середине июля коростели смолкают, и теперь поднять их с земли без собаки практически уже совсем невозможно.

Для летне-осенней охоты на коростелей поистине незаменим спаниель — собака, не делающая стойки.

Коростель — это оселок, на котором оттачиваются такие охотничьи качества спаниеля, как умение быстро найти птицу верхним чутьем или по следу, настойчивость при ее преследовании вплоть до подъема на крыло, остановка собаки самостоятельно или по команде охотника и, наконец, подача ею (только по приказу) отстрелянной дичи в руки стрелка или поимка и подача подранка. Одно перечисление этих качеств показывает, что с хорошо выдрессированным и натасканным спаниелем охота на коростеля не только бывает успешной, но на ней практически исключена всякая потеря сбитых птиц. К тому же некоторые спаниели работают с заходом, то есть обходят бегущего коростеля и поднимают его навстречу охотнику.

Где надо искать коростелей? Излюбленные места их обитания — заливные, влажные, или, по-охотничьи, "потные" луга. Любят эти птицы и кустарники, разбросанные по берегам пойменных озер. Обычно после половодья на ветвях таких кустов остаются прошлогоднее сено и различный мусор, образующие невысоко над землей как бы крышу, выгнать из-под которой коростелей даже опытному спаниелю не так-то просто. Держатся птицы среди посадок картофеля, свеклы и других овощей, выбегая рано утром и по вечерам на оросительные канавы. Почти наверняка можно встретить их на участках с нескошенной пожухлой травой, если вокруг остальная скошена. Реже, преимущественно в засушливые годы, можно найти коростелей в заболоченных местах.

В центральной зоне стрельба этой дичи разрешается со дня открытия летне-осенней охоты и продолжается до октября, когда последние птицы улетают на юг (именно улетают, а не уходят, как о том бытует неверное мнение). Вначале охотятся на местного коростеля, а затем — с первой или второй декады сентября (в зависимости от погоды) — в течение 5-10 дней на пролетного; потом вновь ищут одиночных птиц, задержавшихся с отлетом.

Со спаниелем на коростелей можно охотиться весь день, но надо помнить, что рано утром и ближе к вечеру они выходят на более высокие места (бровки канав, возвышенности), а на день уходят в низины, посадки овощей, кустарники. Вот в этих-то местах сообразно со временем и ищут дергачей. Наиболее интересна охота на них в сентябре-октябре, когда птицы жиреют и становятся завидным трофеем. Спешить с выстрелом по взлетевшему коростелю не следует, так как он чаще всего перемещается недалеко; гораздо хуже близким выстрелом разбить летящую птицу. Не беда, если вы и промахнетесь, — почти всегда можно еще раз навести собаку на дичь. Стреляют по коростелю с повадкой, отпустив его метров на двадцать-двадцать пять. Упреждение берут небольшое; только при сильном, ускоряющем полет ветре оно должно быть несколько большим.

...С вечера уложены в рюкзак бутерброды и термос с кофе или чаем, плащ-накидка на случай дождя, пара теплых носков на случай заморозков, капроновый шнур (он понадобится, если молодая собака примется вдруг преследовать вылетающую дичь), хорошо закрытая литровая банка с едой для собаки и миска для нее. В первый ряд патронташа вставлены патроны с дробью № 9-10, во второй — № 7-8.

Затемно, стараясь не беспокоить близких, вы быстро собираетесь и выходите в бледнеющую ночь, чтобы к рассвету быть в охотничьих угодьях. Вокруг тишина. Легкий туман стелется по пойме. Не спешите пускать собаку в поиск: поднятый ею коростель тотчас растворится в тумане, и стрельба по нему вряд ли принесет успех.

Но вот утро не спеша начало сметать клубы тумана в лощины. Теперь пора. За околицей картофельное поле. Высохшие и заросшие сочной зеленой травой оросительные канавы разрезают его на правильные прямоугольники. Не упускайте случая поискать коростелей здесь: птицы сейчас вышли кормиться на канавы. Отстегните поводок, усадите собаку и, отойдя от нее вдоль канавы на 10-15 м, дайте команду "Ищи!", указав рукой направление поиска. При хотя бы малейшем ветерке пустите собаку в поиск с подветренной стороны канавы; тогда ветер может нанести на спаниеля запах жирующей птицы. При безветрии посылайте собаку то по одну сторону канавы, то по другую или сами идите по одной стороне, а собака пусть ищет по противоположной. Во время поиска несколько раз усадите помощника, проверяя и закрепляя тем самым его послушание. Если пройденная канава оказалась пустой, командой "Ко мне!" подзовите собаку и по приказанию "Рядом!" ведите ее (у левой ноги) к следующей.

...Но вот спаниель заметно оживился, энергично заработал хвостиком, провел метров пять по бровке канавы, спрыгнул на ее дно и бросился следом за убегающим коростелем.

Теперь поспешайте вслед за собакой. Но если она опередила вас больше чем на 20-25 м, то прикажите ей сесть, быстро подойти и командой "Ищи!" вновь пустите по следу.

И вот, проведя еще несколько метров, ваш спаниель выпрыгнул на бровку канавы и повел в картофельное поле. Пока не сошла роса, запах, оставляемый бегущим коростелем на ботве, достаточно сильный, и птице далеко от собаки не уйти. Вот она чутьем уточнила, где дичь, и эффектным прыжком подняла птицу на крыло. Вскидывая ружье, отдайте более резко команду "Сидеть!" и, не стреляя, но ведя стволами за летящим коростелем, следите за поведением собаки. Если она осталась на месте, — стреляйте. После удачного выстрела не спеша подойдите к собаке, огладьте ее, дайте лакомство (в пылу азарта спаниель может от него и отказаться) и командой "Подай!" пошлите за сбитой птицей. Принимая дичь, опять же не забудьте предложить своему помощнику кусочек мяса.

Если же спаниель после взлета птицы на месте не остался, воздержитесь от выстрела и повторными, еще более резкими окриками "Сидеть!" постарайтесь остановить собаку. Помните: стреляя по летящему коростелю, можно нечаянно задеть дробью и преследующую его собаку. Если же пес, несмотря на ваши неоднократные команды, все же гонит взлетевшую птицу, терпеливо дождитесь его возвращения, ни в коем случае не подзывая к себе какими-либо приказами или ласковыми словами. Вернувшуюся собаку возьмите на поводок и накажите, повторяя "Сидеть! Сидеть!", чтобы она знала, за что ее наказывают.

Дальнейшая охота с прогнавшим и наказанным за это спаниелем должна вестись на шнуре. И так до тех пор, пока не будете уверены, что подобный поступок не повторится.

Охота на канавах довольно добычлива, но она не доставляет такого удовольствия, как работа собаки в лугах, когда она ищет на правильном "челноке", который совершенно невозможно отработать у молодой собаки при охоте на канавах.

Но вот и луга. Невысокая отава зеленым ковром расстилается до самого горизонта. Здесь и начинается охота, радующая ваше сердце. Собака, направляемая жестами или свистками, ищет на легком галопе впереди вас метрах в пятнадцати, удаляясь в стороны на 25-30 м. Вы, конечно, пустили спаниеля против ветра, чтобы он работал не только по следу, но мог пользоваться и верхним чутьем, то есть приподнимать голову повыше, ловя запах жирующей или притаившейся птицы. Если собака причует и поднимет коростеля неподалеку от вас, усадите ее и стреляйте. Но когда птица будет причуяна в конце боковой ветви "челнока", то есть на расстоянии 25-30 м, то усадите собаку, подойдите к ней и лишь тогда вновь быстро пустите ее в поиск для подъема дичи на крыло.

Когда испарятся туман и капли росы, надо перейти в низкие места, поближе к озерам. Здесь и сейчас возможна встреча с коростелями. А когда солнце поднимется еще выше, идете к кустарникам: там дергачи коротают день.

Так же, как на местового, охотятся и на пролетного коростеля, но тот меньше бегает и поднимается в воздух почти сразу, как только к нему приблизится собака.

Неопытный первопольный спаниель, зачастую напав на наброды дичи или прихватив ее запах верхним чутьем, никак не может поднять бегущего коростеля, который, кстати говоря, далеко не всегда бежит по прямой, а зачастую вертится на небольшом пятачке, оставляя много следов и сбивая тем самым собаку с толку. Тогда подойдите к собаке и постарайтесь сами его выгнать, вернее — вытоптать. Если же и с вашей помощью выгнать

коростеля не удалось, подзовите собаку и обойдите с ней вокруг того места, где был утерян след. Обычно спаниель при этом вновь причует его и поднимет птицу. После нескольких таких уроков собака сама поймет, что, описав круг, найти потерянный след легче всего, и начнет это делать уже без вашей помощи.

Вот, пожалуй, и веете азы, познакомившись с которыми вам будет нетрудно начать охотиться со спаниелем на коростелей. А завтра пойдемте-ка поохотимся на погоныша (болотную курочку).

 

 

 

На погоныша (болотную курочку)

 

В прибрежных зарослях пойменных озер и на заросших болотах нередко можно встретить камышницу и несколько разновидностей погонышей. Эти скрытные птицы настолько приспособились к жизни вблизи воды, что порой диву даешься, когда видишь болотную курочку, быстро бегущую по воде, а на самом деле бежит-то она по чуть затопленным листьям кувшинок и другой водной растительности. Только ближе к ночи можно увидеть ее полет над камышами и тростниками. Добыть водяную курочку, а тем более камышницу без собаки практически невозможно, так как даже после удачного выстрела найти маленькую добычу в прибрежных "джунглях", когда вода выше пояса, редко кому удается.

С физически сильным, натренированным спаниелем, который приучен к воде, эта охота может доставить немало приятных минут.

...Итак, патроны в патронташе те же, что и на коростеля. Голенища резиновых сапог можно сразу же у озерка поднять повыше — придется и самому побродить по воде.

Спаниель, едва его спустили с поводка и показали рукой на озеро, бросается в воду. То приближаясь к берегу, то скрываясь за глухой, слегка колышущейся стеной тростника, он начинает поиск. Не бойтесь зайти и сами по колено в воду и идите вдоль берега, соразмеряя свой ход с ходом собаки. Если здесь есть болотные курочки (а они обитают почти в каждом болоте), не пройдет и 5-10 минут, как первая из них, не выдержав напора собаки, поднимется в воздух, попав под выстрел. "Подай!" — командуете вы, и оливково-бурая со светлыми и темными пестринами птица размером немногим более скворца уже в ваших руках... И опять команда: "Ищи!"

Бывает, что спаниель в этих крепких местах поднимает на крыло и камышницу — птицу размером почти с утку-чирка темной окраски с красным клювом и "бляшкой" на лбу. Эта дичь хотя и обычна в наших угодьях, но из-за крайне скрытного образа жизни на глаза попадается очень редко.

Камышницы, прекрасно бегающие по затопленным растениями, очень неохотно взлетают и быстро садятся, а поэтому надо быть все время начеку, чтобы не запоздать с выстрелом. Охота на них под силу только хорошо натренированному спаниелю, обладающему способностью преследовать дичь и отыскивать подранков в исключительно труднодоступных местах. Так что не торопитесь с молодой собакой на охоту по болотным курочкам, пока она не окрепнет.

Как я уже говорил, охота на коростеля и болотную курочку — это классика охоты со спаниелем, но с ним успешно охотятся и на другую болотную дичь, например на бекаса.

 

 

 

На бекаса

 

Бекас держится по кочковатым травянистым и торфяным болотам, заливным лугам, по топким берегам озер и рек, по сырым понижениям в степи. Можно встретить его и в лесных болотах.

Хотя спаниель и окажет вам несомненную помощь в розыске притаившихся на болоте бекасов, но главный залог успеха — меткий выстрел (стреляют мелкой дробью № 9-10). Этот кулик после взлета с характерным криком вначале делает несколько зигзагов, шустро бросаясь из стороны в сторону, а затем уже летит более или менее прямо, но так же быстро. Редко удается настичь дробью бекаса сразу же после его взлета; лучший результат дает выстрел по долгоносику, когда он переходит на прямой полет. Однако там, где среди болота много кустов, задерживать выстрел не стоит — стреляйте сразу же, как только бекас снимется с земли. Прежде чем начать охотиться на бекасов, советую побывать в местах их обитания без ружья и понаблюдать за полетом, мысленно выцеливая взлетающих птиц. Это не займет много времени, но заметно приблизит вас к заветной цели — меткой стрельбе.

Хотя на коростелей можно охотиться и в дневные часы, выгоняя их с помощью собаки из кустов, но лучше в теплый погожий денек ближе к полудню поискать бекасов, которые в это время дня в жаркую погоду наиболее близко подпускают охотников с собакой. В холодную и ветреную погоду и на открытой воде бекасы более осторожны и очень часто срываются далеко от человека, не оставляя даже надежды на удачный выстрел.

Вести спаниеля на бекасиной охоте надо обязательно против ветра, так как здесь собаке придется работать в основном только верхом, ловя чутьем волнующий запах дичи, наносимый на нее ветерком.

Лучшие результаты тут будет иметь охотник, у которого собака в меру быстра, не очень горяча и работает в полном контакте с ведущим. Причуяв запах дичи, такой спаниель после короткой потяжки, во время которой он уточняет место сидки птицы, переходит на энергичную четкую подводку. Тут уже не зевайте и будьте готовы к мгновенной вскидке ружья. Сразу же после взлета птицы — ружье к плечу и команда собаке "Сидеть!". Если послушный пес сел, упреждайте стволами дичь, выждите, когда она перейдет на прямой полет, и нажимайте на спусковой крючок. В случае промаха не медлите ни мгновения со вторым выстрелом. За сбитой птицей посылайте собаку только после того, как та немного успокоится. Когда же спаниель ослушался и не сел, продолжайте вести стволы ружья за бекасом, а сами еще более строго скомандуйте "Сидеть!". Если же и этот ваш приказ не подействует, воздержитесь от выстрела — главное, чтобы собака не стала преследовать дичь, а бекасы на болоте еще встретятся, не один же он здесь сидел. С ослушавшимся спаниелем поступают так же как и на охоте за коростелями.

Что и говорить, интересна и в наивысшей степени спортивна стрельба бекасов, но большинством охотников, и не без основания, ценится выше охота на дупеля.

 

 

 

Охота на дупеля

 

Эта птица почти в два раза превосходит бекаса по размеру и весит до 300 г, да и мясо ее значительно вкуснее, а вот встречается дупель значительно реже. Отличается он от бекаса и тем, что у него пестрое брюшко (у бекаса чисто-белое).

Обитает этот король болотной дичи в лесной и лесостепной зонах нашей страны, изредка встречаясь в лесотундре. Наиболее любимые им места — влажные кочкарники, моховые болота, сырые луга с грязями и поросшие кустарниками.

Не в пример бекасу, дупель лежит очень плотно, особенно к осени, подпуская собаку совсем близко, летит низко, не быстро, по небольшой дуге. Главное на охоте по дупелю — близким выстрелом не разбить дичь, которая осенью так жиреет, что ее натянутая кожа может лопнуть от удара о землю после меткого выстрела.

Со спаниелем охотятся на дупеля примерно так же, как и на его меньшего собрата — бекаса. Если дупель взлетел из-под собаки неудобно для верного выстрела, лучше его не делать, так как нестреляный кулик отлетает обычно недалеко и найти его вторично с помощью чутьистой собаки не составит труда. Только помните, что дичь эта, когда опустится на землю, не бежит, а сразу же затаивается, не оставляя следов. Вот почему найти перемещенную птицу быстро и уверенно может лишь собака с хорошим чутьем. Если же спаниель этим даром обладает в меньшей степени, сами хорошенько запомните место, куда он ткнулся, чтобы, направив сюда собаку, облегчить ей поиск. Есть еще одно правило, обеспечивающее успех на дупелиной охоте: там, где нашли одну птицу, ищите вторую...

Особенно интересна и добычлива охота на высыпках пролетных дупелей. В средней полосе местовые дупеля обычно покидают места гнездовий уже к середине августа, а на смену им подваливают пролетные из более северных районов. Как правило, высыпки бывают там же, где до этого, встречались дупеля местовые. Но иногда высыпки можно встретить и в совсем, казалось бы, неподходящих местах: на картофельном и капустном полях, сухих и потрескавшихся торфяных болотах, около можжевеловых кустов. Как местовые, так и пролетные птицы любят кочковатые пастбища, на которых пасут скот. Будете на лугу, не забудьте заглянуть на плешины, оставшиеся в траве от прошлогодних стогов сена, — ищут и находят здесь земляных червей и личинок насекомых дупеля.

...Давно на юг откочевали дупеля и бекасы, нет уже коростелей и болотных курочек, но не огорчайтесь, не торопитесь оставить "безработной" свою собаку, впереди еще охота на гаршнепа.

 

 

 

На гаршнепа

 

Если дупель почти в два раза превосходит размерами бекаса, то гаршнеп вдвое меньше последнего. Из перечисленных трех птиц он наиболее красив.

Охота на эту дичь со спаниелем во многом схожа с охотой на дупеля — гаршнеп подпускает собаку настолько близко, что зачастую взлетает из-под самого ее носа.

Места гнездования гаршнепа находятся в лесной и лесотундровой зонах. Для охотников — любителей охоты с подружейной собакой гаршнеп — желанная дичь. Ведь он последним из куликов покидает охотничьи угодья, находясь в них порой до первого снега.

Охотятся в основном на пролетного гаршнепа, когда перемещающиеся к югу птички-невелички образуют высыпки, и обязательно с собакой, так как вытоптать их без четвероногого помощника очень трудно. Поскольку высыпки этих долгоносиков зачастую бывают на типично бекасиных местах, в начале пролета гаршнепов отстреливают вместе с бекасами. Позже в ягдташ охотника попадают только гаршнепы.

В безветрие полет гаршнепа тихий, спокойный, слегка покачивающийся и перелетают они недалеко от места подъема. Стрелять их в это время несложно. В ветреную же погоду характер полета меняется — летящая птица напоминает как бы порхающую бабочку. Объясняется это довольно просто: взлетев, куличок направляет свой полет против ветра, который сбивает дичь с курса, после чего она опять в меру своих сил старается лететь против ветра, тот вновь сдувает ее в сторону и т.д. Попасть во время такого полета в птицу не просто. Некоторые охотники стреляют сразу же, как только гаршнеп взлетит (в этом случае надо встать подальше от собаки, чтобы метким выстрелом не разбить крошечную добычу), а другие подлавливают момент, когда он на какое-то мгновение замрет в воздухе после бокового смещения перед тем, как направить свой полет опять против ветра. Стрельба по гаршнепу в ветреную погоду считается не из легких и служит хорошей школой для охотника.

Спаниель на этой охоте должен быть прежде всего предельно послушным, так как взлетающая из-под самого носа дичь очень горячит собаку и та может начать гонять.

Вот и закончили мы разговор об охоте на болотную дичь.

Рассказывать об охоте на других куликов, во множестве обитающих на пойменных лугах и болотах, не буду, так как на этих охотах спаниель нужен только как подающая собака.

 

 

 

На полевую дичь

 

Охота на полевую дичь, пожалуй, будет одной из легких для вашего спаниеля: не нужно продираться через заросли камыша и тростника, плавать, преодолевать кочковатые болота.

Но перед началом охоты по полевой дичи нелишне познакомить собаку с неизвестными ей перепелом и куропаткой. Перепел зачастую так беспечен и настолько близко подпускает спаниеля, что довольно часто после подъема оказывается у него в зубах. А если и нет, то своим близким взлетом так горячит азартную собаку, что она, позабыв о послушании, начинает безудержно преследовать дичь. Куропатка же горячит собаку по-другому — убегая от нее и не подпуская близко. Вот почему при знакомстве с полевой дичью даже послушной собаке понадобится удлиненный шнур, за который нужно будет в необходимый момент дернуть, чтобы не допустить погонки за взлетевшей птицей.

Трудно сказать, к какому виду дичи отнести фазана — к полевой или боровой. Но скорее всего, к полевой, так как охота на эту красивейшую птицу ведется в основном на прилегающих к непролазным приречным тугаям густым зарослям лоха, облепихи, джиды, ежевики, бурьяна полях.

Но как бы ни был красив фазан и заманчива величина куропатки, вас прежде всего должна интересовать охота на перепела.

 

 

 

На перепела

 

Охотятся со спаниелем на перепелов только осенью. Ищут их на заливных и суходольных лугах. Особенно любят они места, близкие к посевам проса, гречихи, тимофеевки и клевера. Редко, но можно встретить перепелов и неподалеку от опушки леса, чаще по окрайкам редкого кустарника.

...Еще с лета вы запомнили места, где так оживленно перекликались неугомонные перепела, напоминающие всем и вся, что "спать пора", а сами так и не вздремнувшие за всю короткую летнюю ночь.

Собака нетерпеливо посматривает на вас и по первой же команде "Ищи!" радостно бросается в поиск. Что бы там ни говорили о прелестях других охот, но охота на перепелов, когда работа собаки все время на виду, оставляет неизгладимое впечатление. Параллели "челнока" словно прошивают из стороны в сторону простирающийся луг, на котором отава уже кое-где скошена и сложена в небольшие стожки-копны.

Лучше по скошенному лугу не идти, а направить своего старательного помощника в некось — любят в ней укрываться потревоженные косилками птицы. Иногда, когда идет массовая косовица и почти весь луг бывает скошен, перепела буквально кишат в узкой полоске оставшейся нескошенной травы. И если сельские механизаторы проявят элементарное милосердие, а не с залихватской удалью скосят ее, погубив немало живности, то в таких ремизах и надо искать перепелов. Птицы эти очень неохотно расстаются с землей и прекрасно бегают во время кормежки. Не забывают они о своих ногах и при приближении собаки, но когда та совсем рядом, западают, то есть сидят на одном месте, взлетая буквально из-под самой ее морды...

А пока мы говорили, спаниель прихватил верхом запах дичи и, замедлив ход, перешел на потяжку. Быстрее к собаке! - потяжка по перепелу довольно короткая. На какое-то мгновение приостановившись, ваш помощник в два прыжка поднял первого за сегодняшнее утро перепела. Ух, как он "взорвался" — с каким шумом взлетел! "Сидеть!"

— командуете вы собаке, вскидывая ружье и выцеливая дичь. Если собака осталась на месте, отпустите бойкую перепелку метров на пятнадцать-двадцать и стреляйте. (Понятно, что патроны на перепела снаряжают дробью не крупнее № 9). Ну, а если спаниель погнал, не торопитесь нажимать на спусковой крючок, лучше остановите командами собаку — перепел далеко не улетит. Подойдите к своему спаниелю и пристегните к его ошейнику шнур, на котором он пусть хотя бы до первой встречи с дичью и поработает. Будет послушен в этот раз — отстегните, а нет — продолжайте охоту на шнуре. Конечно, это не так интересно, но впереди у вас еще очень много охотничьих зорь, и лучше сегодня отучить собаку от погонки, чем мучаться потом.

Итак, первый трофей у вас. Поищем еще. Новая работа. Только спаниель как-то странно ведет себя — после выстрела не обращает внимания на упавшую добычу, а послушный вашей команде, хотя и остался на месте, но смотрит в другую сторону от того места, где только что сидел перепел. Понятно: где-то рядом еще одна перепелка. "Ищи!" Два прыжка — и новая птица на крыле, а вы не успели перезарядить ружье. Это, брат, вам наука — перепела очень часто сидят парами, а то и по нескольку птиц вместе. Так что надо быть готовым к подобным встречам: успевайте перезаряжать ружье.

...Незаметно летит время. Солнце все выше и выше. Пообсохли стебли трав, сухо стало под ногами. Теперь в самый раз направить поиск собаки в места с более высокой травой и в бурьян, где все еще влажно. Найти-то перепелов в бурьяне спаниель найдет, но выйдет из него весь в репейниках, с ушами, похожими на плотный войлок, расчесать который мучительно для вас, но еще больше для собаки. Кстати говоря, поэтому-то тяжелые, слишком длинные уши спаниеля считаются пороком. Если предполагаете долгое время охотиться в местах, сильно заросших репейником, лучше подстричь длинную шерсть, так как время на ее расчесывание будет немногим меньше затраченного на охоту, а отрастет вновь она быстро.

Охота на перепелов для собаки не утомительна и служит хорошей школой молодому спаниелю, которого легко обучить на ней поиску правильным "челноком", послушанию и подаче отстрелянной дичи.

Коль скоро вы со своим четвероногим помощником освоили охоту на перепелов, давайте отправимся за куропатками.

 

 

 

За куропатками

 

Как и перепела, это совершенно наземные птицы, отлично бегающие и, как домашние куры, роющиеся в земле. Хотя полет куропатки и быстр, но поднимается она на крыло очень неохотно и лишь для перелета с места ночлега к местам кормежки и обратно или в случае крайней опасности. Полет куропаток характерен своим неповторимым шумом, пугающим даже бывалых охотников, не ожидавших подъема птиц.

 

Любимые места серых куропаток — поля, чередующиеся с кустарником. Можно ожидать встречи с ними и в зарослях бурьяна, но опять же недалеко от полей; и в овраге, поросшем кустарником; и на лугах с редкими кустами и высокой травой; и в травянистых степях. Наиболее лакомая еда куропаток — просо и гречиха. Вблизи полей, где сеют эти культуры, в первую очередь и надо искать выводки птиц от начала охоты вплоть до первых заморозков.

 

Успешнее охотятся охотники, которые хорошо знакомы с местностью и уже с лета знают хотя бы предположительно, где можно встретить осенью выводки куропаток. А так можно исходить десятки километров и все впустую.

 

При такой охоте, пожалуй, как ни на какой другой, пригодится умение спаниеля заходить, а вернее, забегать за бегущих по полю птиц и поднимать их на крыло в вашу сторону. Одно из основных условий успеха — разбить выводок, в котором зачастую бывает не один десяток птиц. Удастся вам с собакой это, считайте, что трофей будет.

Итак, на охоту...

В патронташе уложены патроны с дробью № 6, 5 и 4. Хотя серые куропатки дичь средняя и стрелять ее можно бы дробью помельче, но уж очень крепки они на рану; часто подранки отлетают довольно далеко и пропадают без пользы для охотника.

То, что нам не удалось выйти на охоту рано утром, не беда — поищем-ка куропаток в местах дневки. Спускайте спаниеля с поводка и направляйте его в поиск, да пошире — надо найти выводок, а охота на него впереди.

Остались позади редкие кусты, обрамляющие широкой полосой поле, — ничего. Направьте своего помощника вон в ту низинку с высокой пожухлой травой. Что, опять пусто? Бывает. Тогда пройдите вдоль заросшей канавки, на бровках ее высится сорная трава вперемешку с бурьяном — уж очень заманчивое место для дневки серых куропаток. Так, прошли... И вновь собака никого не причуяла. Интересно, куда они могли спрятаться? Спаниель пусть ищет, но давайте и мы приглядываться — может, увидим на земле какие-то знаки, оставленные птицами. Вы идите, немного отступив от пашни, а я пойду вдоль нее...

Что такое? Подождите, сейчас иду. Смотрите-ка, да ведь это место ночлега куропаток. Порядочный табунок здесь отдыхал — вон какой большой круг травы примят. Почему именно куропатки, спрашиваете? А кто же еще. Вот и перья их, и помет, похожий на червяка черно-серого цвета с характерным белым краешком. Все, быстрее зовите спаниеля, а то вот-вот где-нибудь рядом выводок поднимет...

"Ба-бах!" — сливаясь почти в один выстрел, звучит ваш дуплет по поднявшемуся с каким-то особым сухим треском крыльев и чириканием выводку. Стайка, резво удаляясь, потянула почти над самой травой, пролетела метров триста наискось по пологой окружности и скрылась за бугром.

Видно, громко мы с вами разговаривали, да и собака продиралась через бурьян не совсем тихо — вот они и не выдержали. Кстати, а где же трофей! Все понятно — стреляли просто в стаю, а попали в белый свет, как в копеечку. Так и должно быть. А если бы хорошо выцелили одну птицу, то, смотришь, две-три и упали бы. Эх вы, горе-охотник!

Ладно, впредь будете умнее — на ошибках учатся. Берите-ка скорее собаку на поводок и бегом за тот бугор, где сел выводок, — не все еще потеряно.

Наверное, выводок переместился вон в ту полоску запущенной пашни с выцветшими васильками. Пускайте своего помощника. Спаниель азартно принялся искать "челноком", прорезая пожухлую траву. Смотрите, забеспокоился дружок. Остановите его, а сами быстрее подбегите поближе. А теперь опять: "Ищи!" Ну и резво же убегают куропатки от собаки! Но вот там впереди почти чистое место, через которое они не побегут. Внимание! "Сидеть!" Выстрел. "Хорошо, хорошо!" — огладьте собаку, а потом — "Подай!". Есть первая куропатка.

Оглаживая спаниеля, вы внимательно смотрели за полетом табунка, который опять же

перелетел недалеко, пожалуй, даже ближе, чем первый раз. И вновь бегом к этому месту...

Наконец-то выводок распался и птицы поодиночке рассеялись в межи картофельного поля. Теперь работай, спаниель! По отдельности сидящие куропатки подпускают собаку довольно близко, и вот уже норма отстрела на нас двоих выполнена. На сегодня хватит.

Утром на следующий день в поле придем часов в восемь. А раньше и не нужно — только-только успеют куропатки прилететь на утреннюю кормежку.

Искать кормящихся птиц будем вдоль лесозащитных полос, разделяющих на правильные прямоугольники хлебное поле. Заходить далеко в поле не нужно, пойдем по самому его краю, направляя спаниеля то в поле, то вдоль лесной защитной полосы.

...И вот долгожданное утро. Только что-то долго собака ничего не причуивает. Но ведь мы же не в аквариуме рыбок рассматриваем, а дичь ищем — можем так все утро проходить и не найти куропаток, а можем... Смотрите, забеспокоился что-то ваш спаниель, ишь как хвостиком заработал, словно взлететь собирается. Не торопись, пес, не торопись. "Сидеть! Дай нам подойти поближе". А теперь можно и вперед. Ух ты, как разгорячился на набродах, прямо удержу нет. "Сидеть!" — надо успокоить его. Да разве успокоишь собаку, если где-то чуть впереди бежит целый выводок, а бегать куропатки мастера: словно шарики катятся по полю, а не птицы бегут. Догадался ваш четвероногий помощник, круто взял вправо и прыжками пустился в обход убегающим птицам. Метров пятьдесят проскакал, а потом развернулся прямо на вас и, не сбавляя хода, побежал навстречу. Все — теперь куропаткам бежать некуда: впереди собака, а сзади охотник. И, с треском подминая воздух, птицы поднялись на крыло. Выстрел — одна из птиц мгновенно оказалась на земле, а после второго выстрела еще одна куропатка, опустив ноги, полетела в сторону к спасительной лесозащитной полосе. Спаниель, послушно севший после взлета выводка, внимательно провожает ее полет глазами. "Подай!" — и чисто битая птица у вас в руках. А теперь бегом за подранком, а то, чего доброго, пропадет — это с подранками куропаток часто бывает: сядет раненая птица, отбежит в такую крепь по сухой земле, что и собаке не всегда под силу ее найти. Но эту спаниель нашел довольно быстро — не успела далеко отбежать...

Да, каждая птица хороша по-своему, но вряд ли какая может сравниться по красоте перьев с переливающимся всеми цветами радуги петухом, добытым на трудной, но исключительно интересной и спортивной охоте на фазанов.

 

 

 

На фазанов

 

Дичь эта местами обычна и даже многочисленна (особенно в юго-восточной части Средней Азии и на Дальнем Востоке). Изредка встречаются фазаны в Закавказье на самом юге у морей Черного и Каспийского. А в последнее время в результате разведения эта ценная дичь появилась и в ряде других мест.

Слишком подробно останавливаться на местах обитания фазанов не буду, так как если вы живете поблизости от них, то знаете не хуже меня, где искать этих птиц, а если поедете на охоту в район их обитания и получите путевку на право отстрела, то местные жители обязательно все расскажут и покажут.

Скажу только, что населяют фазаны тугаи, кустарниковые заросли и леса по долинам рек вблизи обработанных полей, куда и выходят кормиться по утрам и вечерам. Чем гуще сплетения хмеля, ежевики, дикого винограда и других вьющихся и ползучих растений, тем охотнее забивается в них на дневку фазан. Если же такого леса нет, то птица селится в не менее непроходимых зарослях камыша.

Особенность охоты на эту дичь заключается в том, что фазан-петух, как и все куриные, к отряду которых он относится, больше надеется на свои быстрые ноги, чем на крылья, и в первую очередь стремится убежать от собаки и охотника. Только в том случае, если на его пути встретится канава, арык или какое другое препятствие, петух сразу же взлетает.

 

При работе по фазану собаке приходится преодолевать сплетения колючих растений, так что спаниель здесь просто незаменим: небольшой рост, плотная длинная шерсть, неистощимый азарт и работа без стойки — все это исключительно благоприятные качества для охоты за фазанами. А если еще ваш питомец работает с заходом, то цены ему не будет на такой охоте. Учтите, что фазан взлетает "свечой" — вертикально вверх, а потом уже переходит на горизонтальный полет. Если удастся подловить это мгновение перехода с вертикального полета на горизонтальный, когда фазан как бы замрет в воздухе, и выстрелить из ружья, заряженного патронами с дробью № 4 или 5, считайте, что трофей, похвалиться которым может очень редко кто из охотников, ваш.

На боровую дичь

 

Истинное наслаждение доставляет охота на эту дичь, когда рядом с вами собака. С ней не нужно ежесекундно вскидывать к плечу ружье, едва заслышав какой-то шорох, до рези в глазах всматриваться в чащобу, не видя багряных красок и не чувствуя пряной свежести уходящего лета.

Какими же основными охотничьими качествами должен обладать спаниель, чтобы с ним можно было с успехом охотиться в лесу? Прежде всего нужны послушание и полный контакт с ведущим, без них с собакой лучше в лес не ходить — выводки будут разлетаться в разные стороны вне выстрела, а послушание спаниеля от раза к разу после встречи с птицей будет ухудшаться. Не нужен тут широкий поиск, как на болоте или в поле: что толку, если ваш помощник причует выводок где-то в сорока метрах от вас и поднимет его на крыло опять же без выстрела. И последнее, что поможет успеху, — это хорошо отработанная подача, так как отыскать даже тяжело раненную птицу в лесу без хорошо подающей собаки почти невозможно.

Охотники, отправляясь за боровой дичью, обычно за несколько дней охоты встречаются в лесу и с тетеревами, и с глухарями, и с белыми куропатками, и с вальдшнепами. Поэтому я просто расскажу о нескольких днях охоты трех охотников с двумя спаниелями в лесу, а вы будете молчаливым их попутчиком и сделаете правильные выводы, где, как и когда надо охотиться на боровую дичь.

...Встреча друзей после годовой разлуки, как всегда, была радостной: охотников, приехавших со своими собаками — черно-пегой Дымкой и рыже-пегим Минором, встретил давно знакомый местный охотник Геннадий. Приехали на три дня, и, конечно же, первый вопрос: "Есть ли дичь?"

— Да не беспокойтесь, ребятки, все хорошо. Хотя охота и началась уже как две недели, но выводки тетеревов целехоньки. Есть и глухарики, только идти придется далековато. Можно, если захотите, и белых куропаток поискать. В общем, все, как и в прошлые годы,

— скучать, как говорится, не будете, — успокоил друзей Геннадий.

Вечером за чаем уточнили маршруты и распорядок всех трех дней охоты. Проверили и разложили по полкам боеприпасы: на тетеревов понадобится дробь № 6 и 5; на белых куропаток подойдет та же; на глухарей, конечно, нужна дробь крупнее — № 3 и 4... А теперь спать — вставать-то завтра ранехонько...

Утро еще не забрезжило в окнах, а охотники уже на ногах. Сегодня наметили сходить за тетеревами.

 

За тетеревами

 

...Вообще-то, выходить рано вроде бы и ни к чему — роса выпала очень обильная, а выводки росными утрами вылетают или выходят кормиться попозже, когда трава пообсохнет. Но кто или что удержит охотника в доме в преддверии всегда неповторимой охотничьей зорьки! Да и собаки во дворе, едва услышали скрип половиц, нетерпеливо заскулили. В азарте своем спаниели отказались даже притронуться к вкусному мясному супу — скорее в поле, скорее за работу — вот она, настоящая охотничья страсть!

Сразу же за деревней начался просторный луг, и спущенные с поводков Минор и Дымка весело понеслись по нему вскачь. До леса еще далековато, и правильно делают охотники, которые то и дело усаживают собак командой "Сидеть!" еще и еще раз отрабатывая послушание уже опытных на боровой охоте собак. Лишний урок делу не повредит.

Но вот луг кончился, и разгоряченные первой разминкой спаниели послушно пошли рядом с хозяевами по дороге, которая вскоре привела всех к лесопосадке, пересекающей овсяное поле и упирающейся одним концом в опушку леса.

Что ж, пусть еще поразомнутся собаки — поищут в посадке, густо заросшей небольшими кустами, где, по словам Геннадия, дичи не ожидается. Спаниели бросились в кусты, а охотники с ружьями за плечами пошли рядом, негромко окликая собак и разговаривая между собой. И вдруг — а что на охоте бывает не вдруг? — в кустах раздались невероятный треск и рычание спаниеля. Ружья с плеч словно ветром сдуло, но они не понадобились. Из посадки, громко похрустывая валежником и все так же зло рыча, выбрался Минор, а в зубах у него, громко хлопая крыльями, бился тетерев-косач. Вот так добыча! Не успел, значит, черныш выбраться из чащи и попал в пасть расторопному кобелю. Есть первый трофей! Да еще какой — мечта любого охотника.

Пока возились с тетеревом и вспоминали подобные случаи, которые, в общем-то, не так уж и редки, если спаниель причует в густых зарослях косача-отшельника, взошедшее из-за леса солнце слегка пообсушило траву.

По совету Геннадия, пошли вдоль опушки, пустив спаниелей в овсяное поле, но не давая им забегать в него глубоко. След тетеревов можно прихватить сейчас на самой границе между полем и опушкой — далеко в овсы выводок еще не успел уйти, а следы птиц не успели обсохнуть.

А вообще, тетеревов можно искать и на клюквенных сухих моховых болотах, и на ягодниках гонобобеля, черники, малины, брусники, и на вырубках и полянах с редким мелколесьем. Но если есть в округе поля с не убранными еще овсом или гречихой, —

сюда и нужно идти в первую очередь. Вот к такому полю и привел местный охотник своих гостей.

Не прошло и нескольких минут, как Дымка, причуяв всколыхнувший ее запах, усиленно заработала хвостиком и повернула от леса в овес. Владимир Николаевич, хозяин Минора, негромко свистнул и показал своему питомцу в сторону Дымки. Спаниель быстро смекнул в чем дело и побежал. Теперь уже обе собаки — одна чуть впереди, а вторая сзади — повели в поле. Выводок "взорвался" метрах в сорока от них, а от охотников и того дальше. Да, поторопились охотники, не успели тетерева разбрестись по полю, вот и результат — вылетели всем выводком одновременно, не подпустив близко собак. Это, конечно, не беда, если учесть, что впереди не только целое утро, но и три охотничьих дня. Но на будущее ошибку нужно будет учесть — торопливость никогда не помогает делу.

Посидели с полчаса, покурили и решили, что Владимир Николаевич пойдет с Минором одной стороной поля, а Евгений и Геннадий с Дымкой обойдут его с другой стороны. Так и сделали.

Кобель искал, углубляясь немного то в лес, то в поле, а охотник шел вдоль опушки, внимательно наблюдая за поведением спаниеля. Вот тот забежал в редкие кусты и почти сразу энергично повел в сторону леса. Владимир Николаевич поспешил к собаке, а она вскачь пересекла небольшую полянку, проскочила, не сбавляя хода, куст, и охотник услышал шум крыльев поднявшейся птицы. Ружье у плеча — и мелькнувший на какое-то мгновение между деревьями тетерев после четкого выстрела упал. "Бита чисто", — радостно подумал хозяин Минора, услышав громкий шлепок птицы при ударе о землю. Спаниель подтвердил догадку охотника, подав по команде через пару минут уже начавшего "мешаться", то есть покрываться черными перьями черныша, тетеревенка. Собака еще несколько минут искала на этом месте, но безрезультатно. Вероятно, выводок, потеряв одну птицу, успел переместиться. Коль скоро спаниель поднял тетеревов еще на опушке, значит, выводки не торопятся в поле — мешает им роса.

...В стороне, где искали дичь Евгений и Геннадий, было тихо, и Владимир Николаевич решил идти к ним напрямую через вклинившийся в лес угол поля. Когда до охотников оставалась всего какая-то сотня метров, Минор вдруг остановился как вкопанный, жадно ловя воздух носом и поводя им в разные стороны. Сначала он было повел вправо, но потом резко развернулся и двумя прыжками поднял тетеревенка слева. Как ни ожидал охотник, что вот сию секунду вылетит птица, но такой обескураживающий своей простотой взлет выбил его из колеи — громко прозвучавший дуплет был как бы салютом благополучно улетевшей в лес дичи. Минор, севший по команде "Сидеть!", с нетерпением ожидал новой комады "Подай!", но подавать-то было нечего.

"Ищи!" — и собака развернулась туда, куда она хотела направиться сразу, как только причуяла запах выводка. Еще несколько энергичных прыжков в сопровождении хозяина

— и еще один тетеревенок целехоньким скрылся в опушке леса. "Что за штука: только что сбил тетерева, едва мелькнувшего между деревьями, а тут на ровном месте попасть не могу? Спокойнее, спокойнее".

А товарищи Владимира Николаевича, наблюдавшие всю эту картину, уже бежали к нему, поняв, что он с Минором нашел рассыпавшийся по полю выводок. Подбежавшая Дымка в паре с кобелем почти сразу же подняли заклохтавшую тетерку. "Не стреляй!" — почти одновременно крикнули друг другу охотники, и матка спокойно улетела. Что ж, на будущий год примерно в том же месте она выведет новых цыплят. Из оставшихся же на поле птиц охотники взяли трех тетеревят, и на этом решено было закончить — трофеи куда как хороши.Домой решили идти через лес, предварительно плотно перекусив и слегка покормив собак. Солнце тем временем поднялось почти в самый зенит, но, как говорится, светило, да не грело.

Лес был не густым, и деревья довольно часто расступались, уступая место большим полянам, то тут, то там поросшим густыми кустами. Перебегая по одной из таких полян, Минор, все еще продолжавший поиск, весь напрягся, приостановился, поднял голову и уверенно, на прыжках, подвел к занимавшему почти десяток квадратных метров кусту. Едва спаниель сунулся в него, как из куста веером в разные стороны, словно подброшенные невидимой пружиной, с треском стали вылетать тетерева. Вот, оказывается, где они прячутся в дневное время в перерыве между утренней и вечерней кормежками! Если бы не вполне приличные трофеи, мог бы и этот выводок подарить нескольких птиц.

...Отменный тетеревиный суп приготовила жена Геннадия Тоня. И начались за обедом душевные разговоры об охоте. Владимир Николаевич вынул из кармана письмо и сказал:

— Вот, друзья, вчера перед самым отъездом получил письмо от друга своего Германа Агеносова из Нижнего Тагила. Хотите послушать, как охотятся на тетеревов со спаниелем в глухомани уральских лесов?

И с общего одобрения он начал читать:

"...Как-то ты попросил рассказать об охоте со спаниелем на тетеревов у нас. Опишу свою первую охоту. Поехал я с Ладой в хорошие места, в которых, правда, до этого бывать не приходилось. Хотел подъехать туда же и мой товарищ, не раз охотившийся там, но, увы, наша встреча в условленном месте не состоялась. Оставил я тогда свою машину в ближайшей деревне и решил "поохотиться" за грибами, так как, по мнению местных жителей, возле деревни давно нет никакой дичи. Но грибы грибами, а ружье на всякий случай с собой взял.

Лес был глухой, плотный. На редких полянах и в осиннике — тьма грибов. Очень скоро я стал собирать самые маленькие белые грибы, отбраковывая чуть больших размеров. И вдруг, когда мы с собакой ушли от деревни километра за два, Лада усиленно заработала по следу на краешке невыкошенной поляны и осторожно повела в лес. "Заяц? — подумал я. — Ну, конечно, заяц", — и отозвал собаку. Послушная моя Лада с недоумением на морде вышла из леса, подошла ко мне и выслушала, как оказалось потом, неуместное в свой адрес "Нельзя!". Перекусили мы с ней и снова пошли, чтобы грибы-пятачки из земли выковыривать. Но не успел я и десяток грибов найти, как вновь моя спаниелька что-то причуяла. Грибов у меня было достаточно, и решил я проверить, что же это так волнует мою собачку. А Лада ведет все горячее, энергичнее. "Тише!" — говорю ей. Она эту команду знает и пошла медленнее. Проходим ельник. Дорога. Пересекаем ее под острым углом. Некоторое время я почти бегу следом за собакой по обочине. Впереди еще полянка-елань, а за ней очень плотный мелкий березняк. Не выходя на поляну, командую "Сидеть!". Подхожу к севшей собаке и снова разрешаю идти по следу. Лада по прямой пересекла открытое место. Опять кричу "Сидеть!", так как если кто-то и поднимется в березняке, то даже увидеть не увижу, А собака словно поняла, что от нее требуется, приспособилась к тактике таинственных пока для нее существ, протянувших по лесу невидимую нитку волнующих, с ума сводящих запахов. Она медленно, буквально под стволами ружья, прошла березнячок и, видя, что я, как и она, выхожу на просвет, стремительно бросилась вперед. Шумный взлет так упорно убегавшего от нее выводка тетеревов, короткий выстрел — и, едва поднявшись "свечой" вверх, молодой петушок комком упал обратно. Вот, оказывается, какая она, работа спаниеля по тетереву в глухом лесу. Но на этом наша с Ладой охота в тот день не кончилась.

К вечеру стал моросить мелкий дождь, и пошли мы покосной дорогой к деревне. Собака шла у ноги. Вдруг моя Лада приподняла голову, и ее хвостик дал сто оборотов в секунду. Она сошла с дороги. "Сидеть!" Села. Быстро снимаю рюкзак и — "Вперед!". Теперь верю ей, моей помощнице, больше, нежели себе. "Тише, тише!" Лес такой плотный, что и ружье не вскинешь! Лада ведет среди каких-то загнивающих берез, через очень захламленный выруб. "Тише!" Прошли сто, двести метров, а подъема все нет. Я уже почти бегу за собакой. Где север? где право? где лево? — какая сейчас разница, лишь бы не отстать! Триста метров! Пересекли стеной стоящий березняк. Лада, вижу, сдерживает себя, давая мне возможность подбежать поближе. А дождь все идет. И не пойму, он или нет — а скорее всего оба вместе — застилают глаза. Собака в двух метрах передо мной. Хорошо! Впереди опять выруб, просвет, очень маленький, но — просвет. Лада нажимает, я не отстаю ни на шаг. Перед просветом-вырубом останавливаюсь, смахиваю рукавом влагу с глаз и изготавливаю ружье. Моя помощница пулей рванулась на чистое место — подняла трех тетеревов. Выстрел. Один тетерев падает, и собака торжествующе лижет в моих руках уже знакомое ей, такое горячее — боровую дичь. А ведь не будь со мной спаниеля, я, как и все другие местные жители, считал бы, что возле этой глухой, но уже окруженной цивилизацией деревни совсем нет дичи.

После этого мы с Ладой охотились за тетеревами еще много раз и всегда одинаково успешно. Если будешь охотиться на эту дичь в глухих лесах, вспомни мое письмо и имей в виду, что спаниель в них должен работать буквально почти под самым ружьем — и лишь в единственно нужный момент сделать безошибочный бросок. Штука тут в том, что тетерева, особенно еще держащиеся выводком, норовят не взлетать, а убегать и затаиваться...

Интересно и поучительно! Верно, друзья? Но, однако, пора собираться на вечернюю зорьку. Правда, письмо я не все прочитал. А в нем еще много интересных мыслей. Но думаю, что на досуге вы не откажетесь дослушать его, — сказал Владимир Николаевич.

— Еще бы, конечно, с удовольствием дослушаем — ведь это же прямо-таки настоящая хрестоматия по охоте на тетеревов в лесной глуши, — ответил Евгений.

Со двора пришел Геннадий:

— А на улице дождь накрапывает. Не забудьте взять плащи, а то промокнем насквозь.

И действительно, как спустились с крыльца, на лица и руки упали капли дождя. Настроение как-то сразу упало. Нет, не оттого, что охота сегодня может не состоятся, — это не так уж важно — утром душу отвели. Хуже другое: а вдруг он, окаянный, зарядит на все три дня?

— Геннадий, а где же в такую погоду будем искать тетеревов-то? — не выдержал Евгений.

— Вообще-то говоря, огорчаться нечего, — ободрил друзей местный охотник, — такой мелкий дождичек может быть хорошим помощником на охоте по выводкам. Сейчас они как раз из леса-то подадутся на более открытые места, на самый край опушек, а то, глядишь, и вовсе выберутся в луга и забьются в мелкие ракитовые кусты. Да и сидит выводок часто не кучей, а поодиночке — так что ходи себе и собирай "урожай".

Вечерняя охота стала подтверждением словам Геннадия. Охотники взяли по одному тетереву, далеко не доходя до гречишного поля, вблизи которого Геннадий еще летом разведал три выводка. Как и предвидел наставник и проводник, птицы поднимались из кустов, разбросанных по лугу. И сидели они так плотно, что, казалось, вот-вот какая-нибудь из них опять попадет в зубы спаниелей прямо без выстрела. А Геннадий на удивленные возгласы охотников сказал:

— Это всегда так. У меня не раз бывали случаи, когда в сильный дождь я тетеревов руками ловил — до чего крепко затаиваются!

...Дальше идти не хотелось — дождь изрядно испортил настроение. Решили оставить выводки у гречишного поля не потревоженными, приберечь их для охоты на последний день, чтобы приехать домой с еще теплой добычей.

Ну, а завтрашним утром решили сходить за глухарями.

 

За глухарями

 

Легли спать пораньше, так как идти предстояло далековато.

Первое, на что они обратили внимание утром, были чистые, не заплаканные от дождя стекла окон.

...Глухая, с обеих сторон огороженная высоченными деревьями дорога привела охотников к большому моховому болоту, где, по словам Геннадия, и нужно будет искать глухариные выводки. Выйдя из дому пораньше, в угодьях они были едва рассвело, и стало видно вокруг настолько, что можно было стрелять. В это время глухарка обычно и выводит из крепей свое потомство на кормежку.

Необыкновенная свежесть бодрила и без того взволнованных охотников, думка у которых была одна — найти выводок.

Собакам здесь искать не так-то просто. Лапы все время тонут в высоком мху, а тут еще кочки мешают да кусты. Но спаниели чувствовали, что привели их на болото не зря, а значит, надо искать, искать и искать.

По мху то здесь, то там рассыпан бисер клюквы: недозревшая отливает изумрудом, а та, что уже набрала чуток спелости, горит рубиновым цветом — самая еда для глухарей. Ходили по болоту довольно долго...

Первой причуяла глухарей Дымка и заволновалась так, как ни по какой другой дичи. Пришлось остановить ее командой, а то чего доброго вот так без задержки в одно мгновение разгонит дичь. Подоспел и Минор.

Охотники пошли полукругом, во внутренней части которого работали собаки, а за ними поспешал Евгений. Геннадий и Владимир Николаевич шли чуть впереди и в метрах тридцати по сторонам от идущих по следу спаниелей. Собаки буквально неистовствовали, а их короткие хвостики, казалось, оторвутся от сверхэнергичного вращения. Приходилось все время сдерживать спаниелей. Прошли метров сто, а собаки от метра к метру работали все энергичнее, азартнее — горячий след только что пробежавших глухарей выводил четвероногих помощников из себя. Впереди показались заросли небольших кустов — к ним-то, видимо, и бежал выводок. Шедшие по сторонам охотники ускорили шаги и почти бегом приблизились к кустам, а Евгений, не удерживая больше собак, припустился следом за ними. Опередивший Дымку Минор перед кустами резко свернул направо и обежал их вокруг. Обе собаки вместе, но с разных сторон врезались в заросли, и из них с громоподобным шумом почти одновременно взлетели семь глухарят и глухарка. Шесть выстрелов грохнули почти разом, и три птицы величиной побольше взрослого тетерева рухнули на мягкую подстилку из мха. Скоро великолепные трофеи были в руках у охотников. Правда, перед этим обоим спаниелям пришлось еще поработать, догоняя подранка, который успел отбежать от кустов примерно метров за семьдесят. Догнали они его вместе, вместе схватили, да так и несли добычу вдвоем, ковыляя по глубокому мху.

Счастливые охотники довольно долго шли по болоту, выбираясь на сухое, более высокое место. А когда они направились по лесу к дороге, то по пути увидели в мелком сосняке небольшие ямки с песком, в которых, наверное, только вчера нежились, "купаясь", глухарята.

Идя по лесу, Геннадий рассказывал, что глухариные выводки можно искать и в местах, богатых брусникой, — любят ее эти птицы. Но, самое главное, искать нужно примерно там, где весной токуют птицы-великаны. Глухарки устраивают свои гнезда сравнительно недалеко от тока и, конечно, придерживаются этих мест и тогда, когда у них появляется потомство.

У дороги присели передохнуть. Владимир Николаевич опять вынул конверт с письмом своего уральского друга:

— Пока мы тут перекуриваем, давайте-ка я вам прочту еще про одну охоту со спаниелем на глухарей. Так, где мы остановились? Ага, вот, кажется, это место: "...норовят не взлетать, а убегать и затаиваться.

А еще вторая моя собака — Ажик-Минор научила меня охотиться на глухарей в то время, когда они вылетают на закисшую лиственницу или осину, где-то во второй половине сентября. Как тебе известно, глухарь на лиственнице очень осторожен, но все-таки десятки раз бывает с опытными таежниками такое, что глухарь с облюбованного им дерева срывается именно в тот миг, когда они, не заметив отлично маскирующуюся птицу, проходят именно под этим деревом. Стрелять в таком случае невозможно или бессмысленно. Тебе хорошо известно, что глухарей на лиственнице облаивают лайки, отвлекая их внимание от приближающегося охотника, — это, так сказать, одна из их многих специальностей. Но и мой спаниель доказал, что и он не лыком шит.

Главное на этой охоте — верить собаке. Ажик-Минор, проходя под кормовым деревом, причуивал посоры глухаря и начинал работать на этих запахах, оставаясь только под тем деревом, где сидела птица. Как только я понял по нескольким слетам глухарей, чем увлекается мой четвероногий друг, находясь под лиственницей или осиной, то стал возвращаться домой с богатыми трофеями — глухарями.

Заметив, что собака причуяла следы "работы" глухаря, я останавливался, внимательно осматривал дерево до самой макушки, отыскивал на нем сидящую птицу и стрелял. Вот и весь принцип охоты со спаниелем на кормящихся на лиственницах или осинах глухарей".

И не додумаешься сразу, сколько охотничьих специальностей может освоить наша собака, а?! — воскликнул Владимир Николаевич, закончив читать.

— Что и говорить: мал золотник, да дорог. Вот уж никогда не думал, что со спаниелем можно охотиться таким образом. Надо будет попробовать при подходящем случае, — ответил Евгений.

— А знаете что, может, не пойдем домой на день? Идти-то ведь не близко, тем более что мы собирались поохотиться и на белых куропаток.

 

 

 

На белых куропаток

 

На этом болоте они есть — это я точно знаю. Ну зачем нам сюда, в такую даль, еще раз приходить? — предложил Геннадий.

После недолгого раздумья предложение приняли.

А деревенский охотник продолжал:

— На этих птиц, конечно, лучше всего охотиться с раннего утра, когда они выходят полакомиться ягодами гонобобеля, брусники или клюквы. Тогда белые куропатки широко расходятся по болоту и оставляют много следов, на которые собакам легко напасть. Но можно охотиться и вечером. Иногда охотники поднимают эту дичь и на овсяных полях. С выводком всегда держится не только мать — старка, но и отец — куропач. Семейка белых куропаток одна из самых больших — в ней бывает до пятнадцати молодых птиц. Удивительные птенцы у них — чуть не с рождения уже умеют летать: сами крохотные, а летают ой-ой как быстро.

Незаметно летит время за разговорами. Пора идти на болото.

Отдохнувшие спаниели рьяно принялись обыскивать брусничные поляны с мелкими кустиками. Но напасть на наброды жирующих птиц удалось не сразу, и только тогда, когда уже охотники готовы были повернуть назад, Минор вдруг оживился и повел по влажному мху от редких кустов в глубь болота. "Сидеть!" — к собаке подбежали все трое. Подбежавшая Дымка тоже уткнулась в волнующий запах. "Ищи!" — и спаниели, шустро заработав хвостиками, наперегонки устремились вперед, однако высокий мох не давал им разбежаться во всю собачью прыть.

На потяжке они провели метров пятьдесят, когда впереди них с характерным "хохотом" взлетел куропач и полетел низом, отводя собак от бегущего выводка. "Сидеть!" — остановили охотники своих помощников, успокоив их. А теперь снова вперед — "Ищи!". А там, впереди, опять кусты. Вот теперь быстрее, быстрее, а то выводок пробежит кусты, поднимется за ними — и тогда прощай прицельные выстрелы, если вообще можно будет стрелять.Успели-таки. Часть куропаток взлетела в кустах, а штук пять — перед охотниками. Мгновение — и вечернюю тишину лесного болота дробно всколыхнули выстрелы. Две молодые птицы, не дотянув до спасительных кустов, упали. "Сидеть!" — почти в один голос крикнули Владимир Николаевич и Евгений, видя, что собаки самостоятельно порываются кинуться к упавшей дичи. Успокоив спаниелей, они командой "Подай!" послали их за трофеями.

После выстрелов охотники долго наблюдали, как летел выводок, снизившийся, наконец, за полосой кустов метрах в двухстах от них.

Взяв у собаки дичь, Евгений предложил:

— А не сходить ли нам туда, где сели птицы?

На это всегда рассудительный Геннадий ответил:

— Ничего не получится. Белые куропатки не то что серые — мастера обманывать. Вот ты, Женя, думаешь, что они сели за теми кустами. А это, может быть, совсем и не так. Спустившись почти до самой земли, птицы обычно меняют направление полета, а потом опять набирают высоту, пролетят еще какое-то расстояние и только затем уже сядут. Время довольно позднее, идти до дому далеко — так что давайте-ка лучше подаваться к дороге...

Как один день пролетели три дня охоты, во время которых охотники отлично отдохнули от города. Настало время прощаться. Но перед расставанием условились с Геннадием, что, как только появятся высыпки, он известит их телеграммой и они обязательно приедут поохотиться на вальдшнепов.

 

 

На вальдшнепов

 

И вот, по первому зову Геннадия, друзья в начале октября снова приехали в те же места. Правда, всего на два дня. Но если учесть, что за вальдшнепами можно ходить целый день, то и этих двух дней вполне хватит, чтобы отвести душу.

Вечером Геннадий достал с полки книгу и сказал, обращаясь к Владимиру Николаевичу:

— Может быть, пока есть время, прочтете, что здесь написано об охоте на вальдшнепов. Ну, хотя бы вот отсюда, — и показал пальцем на строчку в книге.

— А что за книга у тебя? О, Аксаков "Записки ружейного охотника". Редкая вещь. Почитаю с удовольствием. Значит, тебя интересует охота на вальдшнепов в капель. Хорошо, итак:

"Иногда осенняя охота за вальдшнепами получает особый характер. Хотя они постоянно держатся в это время в чистых лесных опушках и кустах уремы, кроме исключительных и почти всегда ночных походов или отлетов для добывания корма, но в одном только случае вальдшнепы выходят в чистые места: это в осеннее ненастье, когда кругом обложится небо серыми, низкими облаками, когда мелкий неприятный дождь сеет,как ситом, и день и ночь; когда все отдельные предметы кажутся в тумане и все как будто светает или смеркается; когда начнется капель, то есть когда крупные водяные капли мерно, звонко и часто начнут падать с обвисших и потемневших древесных ветвей. Эти-то капли, которых падения не любит и боится всякая птица и зверь, выгоняют вальдшнепов не только из леса, но даже из лесных опушек и кустов. В самом деле, однообразное, неумолкаемое падение капель в лесу имеет в себе что-то печальное и пугающее. Сколько раз случалось мне вслушиваться в этот странный шум, невольно задумываться и вздрагивать, когда крупная капля холодно и больно падала мне в лицо... Итак, кроме пугающего шума, капель внешним образом беспокоит птицу и заставляет ее беспрерывно переходить с места на место. Зато какая чудесная выходит стрельба вальдшнепов, когда они выбегут в чистые луговины около леса или в болотистые места около уремы. Впрочем, под словом чистые не должно разуметь таких гладких мест, на которых негде было бы спрятаться и притаиться. Вальдшнеп не маленькая птичка; ему нужны кочки, некошеная трава, межи, обросшие бобовником и чилизником, или глубокие борозды рослых озимей, где бы можно было укрыться, и все это в самом близком расстоянии от леса или кустов. Как скоро, хотя на время, уймется дождь и перемежится капель, вальдшнепы перемещаются в лес, от которого отдаляются редко далее нескольких сажень и куда сейчас возвращаются, несмотря на дождь и капель, если будут спуганы. В это время вальдшнепы очень смирны, сидят крепко, подпускают охотника близко и долго выдерживают стойку собаки: очевидно, что тут бить их весьма нетрудно, особенно потому, что вальдшнепы в мокрую погоду, сами мокрые от дождя, на открытом месте летают тихо, как вороны: только очень плохой или слишком горячий охотник станет давать в них промахи. Можно подумать, что такая простая, легкая стрельба не доставит удовольствия настоящему, опытному и, разумеется, искусному стрелку, но такая охота редка, кратковременна, вообще мало добычлива, имеет особый характер, и притом вальдшнеп такая завидная, дорогая добыча, что никогда не теряет своего высокого достоинства. В этой охоте еще приятно то, что можно видеть хорошую собаку во всей ее красе... Вальдшнеп издает сильный запах, и все собаки очень горячо по нему ищут".

— Что же, пожалуй, лучше и не скажешь. Вот только стоит добавить, что в капель вальдшнеп почти не перемещается, и собаки чаще всего делают очень короткую работу, а поэтому вальдшнепиные места нужно обыскивать не торопясь, с особой тщательностью. А теперь давайте укладываться спать, а то завтра весь день на ногах придется быт, — сказал Владимир Николаевич.

...За околицу вышли рано, когда серое прохладное утро еще никак не могло справиться с тенью отступающей ночи. А когда подошли к лесу, то не могли не остановиться и не полюбоваться на волшебные проделки природы: совсем еще недавно зеленые березки стояли сейчас все в монистах золотистых листьев, а осины так разрумянились, что и смотреть-то на них глазам больно. И почему-то подумалось: уже не хотят ли деревья жаром вспыхнувших листьев согреть уходящее лето, продлить его благодатную пору?

Вот они, вальдшнепиные места. Далеко от луга отступила опушка высокоствольного леса, среди высокой травы-некоси разбросаны кусты. Здесь и спустили с поводков собак, зарядив ружья патронами с 7-м номером дроби.

Дымка и Минор работали недалеко от своих хозяев, тщательно обыскивая кусты и не отбегая далеко в стороны. Прошли уже довольно много, когда им встретился неглубокий овражек, весь поросший ольховыми кустами.

Евгений пересек овраг, а Владимир Николаевич с Геннадием пошли по этой стороне. Обоих спаниелей пустили в поиск по дну и склонам овражка. Шли неторопливо, потому что в таких кустиках недолго и чутьистым собакам пробежать недалеко от дичи, не причуяв ее, — овраг был хотя и не глубокий, но дыхания ветерка в нем не ощущалось.

Первого вальдшнепа под выстрел подала Дымка. Ее работа была видна отлично: пробегая рысцой около одного из кустов, она резко развернулась в его сторону, пустив в работу свой хвост-сигнализатор, подняла голову и, ловя жадно запах, медленно повела, потом приостановилась, уставившись в одну точку, и прыгнула. Вальдшнеп "взорвался" в метре от ее ног и пошел круто вверх. "Сидеть!" — звучит команда. Обе собаки сели. Выстрел Евгения оборвал полет лесного кулика. Славная в этом овражке оказалась высыпка — не прошло и двух часов, как охотники взяли семь замечательных птиц, а три, увернувшись от снопов дроби, благополучно улетели в лес...

Завечерело, и надо было поспешать домой. По дороге Геннадий предложил:

—   Если   поторопиться,   то   можно   успеть    постоять    на    тяге.   Как,    не   возражаете?

Возможно, конечно, что и ничего не получится, но давайте попробуем...

Охотников, как бы они ни устали, не нужно долго уговаривать идти на охоту — пусть отмерен не один десяток километров и ноги словно налиты свинцом, но разве откажешь себе в удовольствии постоять на тяге, да еще осенью. И они свернули в ближайший перелесок...

На этот раз повезло Владимиру Николаевичу. Вальдшнеп полетел на него почти в темноте, когда на западе уже догорала заря. Хотя спаниели и были пассивными участниками охоты на тяге, но если бы не они, не держать бы охотнику в руках великолепный трофей — разве найдешь рыжеватую птицу на опавших пестринах листьев такого же цвета, да еще в темноте. Нет, конечно. Вот тут-то и помогли собаки.

— Владимир Николаевич, недавно довелось мне побывать в Ленинграде. Зашел я в Русский музей. Среди многих картин обратил внимание на одну, называется она "На тяге". Художник Соколов изобразил на ней охоту на весенней тяге. Все это, конечно, знакомо, но вот что необычно — рядом с охотником стоит собака. А почему сейчас не разрешается брать на весеннюю тягу вальдшнепов подающих собак, ведь сколько зря птиц пропадает. Я как-то подсчитал и получилось, что почти каждый второй вальдшнеп, упавший на землю, не становится добычей охотника. Почему? — спросил Евгений, когда друзья вышли из леса на дорогу.

— Все правильно. Знаю я и еще картину того же названия, только художника Прянишникова. А выставлена она в Калининской областной картинной галерее. На полотне тоже нарисован охотник на весенней тяге, а рядом с ним собака. Раньше так и было, — ответил Владимир Николаевич и добавил:

— Видишь ли, Евгений, весной тоже бывают своеобразные вальдшнепиные высыпки, и браконьер с собакой может принести большой вред, поднимая с земли и стреляя не только вальдшнепов-самцов, которые в основном и участвуют в тяге, но и самок. Но в хорошо организованных охотничьих хозяйствах, где охотник приходит на заветное место перед самым заходом солнца, а не слоняется по лесу целый день, пожалуй, можно разрешить охотнику иметь возле себя собаку. Тогда не будет никому не нужных метких выстрелов, из-за которых только понапрасну губится дичь, если ее не находят.

Геннадий добавил:

— Я последние три года вообще не стреляю на тяге: собаку брать с собой нельзя, а зачем же тогда зря птиц губить, пусть уж лучше осенью приплод дадут, чем понапрасну стрелять.

Удачливым был и второй день охоты. Правда, в овражке, где охотники были накануне, не удалось найти ни одного вальдшнепа, но зато ближе к обеду у одной опушки, поросшей можжевеловыми кустами и маленькими елочками, собаки так поработали, что трофеями охотников оказались еще пять длинноносых красавцев...

Последняя встреча с вальдшнепом в этом году произошла совсем неожиданно в колхозном саду, когда охотники проходили через него по дороге. Минор, шедший рядом, вдруг заволновался, свернул вправо и, проведя каких-нибудь пяток метров, из-под оголенного куста смородины поднял "свечой" взлетевшую птицу, на что Геннадий сказал:

— Ну вот, а мы не меньше двадцати километров сегодня отмахали. А он вон где, вльдшнеп-то, рядом с домом, и ходить никуда не надо было. Между прочим, это не первый раз — мне приходилось поднимать "валюшек" даже по огородам, а уж то, что они в садах бывают, — почти каждому нашему мальчишке известно.

На этом мы и закончим наш разговор об охоте на боровую дичь, которой так богаты наши леса и перелески.

 

 

 

По уткам

 

Вряд ли какой охотник откажет себе в удовольствии побродить в августе-сентябре по болотам и пойменным лугам в поисках взматеревших выводков или постоять на пролете, чутко ловя волнующий посвист утиных крыльев.

Но если говорить о культурной охоте на уток в летне-осенний период (понимая под "культурной охотой" выполнение нормы отстрела при минимальных потерях чисто битой птицы и подранков в крепких места), то она особенно интересна и добычлива с собакой, и главным образом со спаниелем, для которого эта охота, как говорится, коронная.

Неистощимый азарт, умение хорошо плавать и нырять, настойчивость при преследовании дичи (до ее взлета и при отыскивании стреляной), отличная подача — вот качества, которые проявляет спаниель при охоте на водоплавающую дичь.

Как же готовить его к охоте на уток? Прежде всего хочу оговориться, что на этой охоте спаниеля лучше всего использовать с третьего или в крайнем случае со второго поля: охота на водоемах требует от собаки огромного физического напряжения (ей все время приходится плавать, преодолевая густые заросли и сплетения осоки, камыша, рогоза, лилий, кувшинок, тины), а организм ее достигает полного развития, как известно, лишь к трем годам. Другой немаловажный фактор заключается в том, что, начав охотиться со спаниелем на уток, потом очень трудно переключить его на охоту по другой дичи; на утиной охоте практически невозможно отработать поиск правильным "челноком" (он здесь просто не нужен) и добиться послушания — качеств, совершенно необходимых при охоте на болотную, полевую и особенно боровую дичь. Вначале натаскайте спаниеля по болотной или полевой дичи, затем по боровой и лишь после этого познакомьте с утиной охотой. Есть, правда, страстные любители, предпочитающие охоту на уток всем другим

охотам. Несомненно, эта охота для спаниеля — одна из основных, однако ограничивать собаку только ею нецелесообразно, так как спаниель по своим природным данным универсален. Вот почему я и начал свой рассказ с охоты со спаниелем по болотной дичи, а заканчиваю разговором об охоте на уток.

Готовя собаку к такой охоте, как можно чаще бывайте на водоемах, приучая спаниеля возможно дольше находиться в воде. Нет нужды натаскивать его по нелетным хлопунцам, после такой учеты останутся лишь несколько придушенных утят, которые осенью могли бы стать вашими трофеями. Но если есть места утиных жировок и среди ряски темнеют бесчисленные дорожки, то туда стоит сходить и познакомить своего питомца с утиными запахами.

Можно только приветствовать вас, если предварительно произведете натаску своего спаниеля по подсадной утке, что, кстати говоря, делают многие охотники. Заключается она в том, что берут селезня и на одном крыле подрезают ему маховые перья. Это не позволит ему улететь и слишком быстро удирать от собаки, но в то же время не помешает нырять. После этого пускают селезня в небольшой водоем, достаточно хорошо заросший по берегам растительностью, но имеющий и открытое зеркало воды. Затем пускают по следу селезня спаниеля, который также идет в воду и по запаху отыскивает птицу. Увидев ее, собака, подбадриваемая хозяином, начинает активное преследование. Утке не останется ничего другого, как увеличить скорость и нырять. Эти "художества" селезня еще более выводят спаниеля из себя, и он начинает со всевозрастающим азартом преследовать дичь. Иногда бывает, что собака догоняет селезня, хватает его и приносит на берег к хозяину. Но чаще на первых порах ей не удается схватить резвую добычу. Тогда примерно через 15 минут надо отозвать четвероного помощника и дать ему отдохнуть, натаскивая в это время другую собаку, если она, конечно, есть. Две-три такие работы за один выход к водоему в течение двух-трех недель до открытия охоты на водоплавающую дичь — и спаниель готов к встрече охотничьих зорек. Если он вначале не проявляет активности в поиске и преследовании селезня, хорошим помощником в этом случае будет другая собака, отлично работающая по утке.

На том же селезне можно отработать и подачу. Для этого птице нужно связать лапки и забросить ее на воду на виду у собаки. После нескольких мгновений выдержки спаниеля надо послать в воду командой "Подай!". Четкое исполнение этого приказа, то есть отдачу добычи в руки хозяину необходимо поощрять лакомством. Только нельзя позволять спаниелю трепать дичь, а то научится он рвать добычу — и тогда...

Подобную натаску и тренировку собак перед охотой может осуществить почти каждый охотник, который живет летом на даче или имеет за городом знакомых: два-три селезня в вольере — вот и все, что нужно для работы. Мне известно, что один из старейших московских охотников-спаниелистов Б. Вагин на подмосковной даче в Покровке ежегодно держит уток, и все желающие могут приехать к нему и проверить своих собак в работе по ним — интересное и полезное дело делает старый охотник.

А теперь о самой охоте.

...С зачехленным ружьем и рюкзаком за плечами, в котором безмятежно посапывает спаниель, любым видом городского транспорта вы беспрепятственно едете к вокзалу, садитесь в вагон... Минутная остановка поезда на знакомом полустанке — и вскоре вы уже у егеря. В домике его слышен разговор охотников, приехавших раньше. Увидев спаниеля, они улыбаются: "О, ушастый приехал, всех уток теперь соберет". Или: "Замучается собака, уж больно трава нынче высока". Ваш же четвероногий дружок не обращая ни на кого внимания, плотно поев, ложится во дворе на подстилку и сладко засыпает. А вам не спится, мучает вопрос: брать собаку с собой на утреннюю зорьку или нет? А может быть, выйти к озерам попозже, когда утихнет канонада? Подобные сомнения возникают в том случае, если утро предстоит встретить в шалаше, а посаженный в него спаниель в охотничьем азарте при первых же выстрелах начнет, мешая стрельбе, скулить и рваться. И касается это не только собаки, имеющей весьма смутное представление о послушании, но и самой дисциплинированной. Разница лишь в том, что если со второй как-то можно управиться, то с первой ничего сделать не удастся, и охота из скрадка может быть безнадежно испорчена. Но что бы ночью ни думалось, еще ни один охотник не мог устоять против радостного повизгивания и подпрыгивания собаки, и утром она идет рядом с ним на свидание с охотничьей зорькой.

Забравшись в шалаш и посадив рядом спаниеля, не забудьте привязать его поводком к чему-нибудь, но не мертвым узлом, а "бантиком", чтобы при надобности можно было быстро развязать. На востоке алой лентой уже по-осеннему долго теплится заря. И вот вдалеке, заставив вас вздрогнуть, утреннюю тишину гулко расколол первый выстрел. Вскоре прогрохотал второй, третий... Ваш питомец уже не сидит спокойно у ног, а старается выбраться наружу — туда, поближе к выстрелам. Резко одерните его раз, другой...

Теперь, после первых выстрелов, уже не боясь вспугнуть затаившихся в прибрежных зарослях птиц, одерните спаниеля более резко и с угрозой в голосе скомандуйте "Сидеть!".

Свистя крыльями, налетает на скрадок стайка чирят. После дуплета один из них падает в траву на берегу — удачный выстрел! Тут собаку пускайте за трофеем сразу, а сами оставайтесь в шалаше, запомнив место падения дичи на случай, если придется помочь собаке — указать место падения утки.

Не пройдет и двух часов, а рядом с вами в скрадке уже будет лежать ровно столько уток, сколько указано в путевке, которую вы, конечно, не забыли взять, отправляясь на охоту. И все бы хорошо, но вот беда: теперь как на грех начали налетать на ваше укромное место одни кряквы да широконоски, а в трофеях лишь чирки... Вы даете себе слово, что в следующий раз будете более осмотрительны, но и в тот, следующий, раз и много раз потом все будет так же, как и сегодня. Да, собственно, разве дело в величине добычи?.. А все-таки кряквы лучше!

Теперь можно, не мешая другим охотникам, пойти в луга и, сбивая с травы жемчужные капли росы и оставляя за собой изумрудно-зеленые дорожки, поискать длинноногих коростелей, вертких бекасов и медлительно-важных дупелей.

Когда выстрелы над поймой замолкнут, можно вернуться к озерам и поискать подранков — а их собака найдет обязательно. Интересно бывает в это время смотреть на охотников, наблюдающих со стороны за работой спаниеля. Вы идете спокойно вдоль заросшей травой канавы с ружьем за плечом (норма давно в ягдташе, приятно оттягивает плечо), а собака шлепает невдалеке. Вдруг резкий бросок, трепыхание крыльев, громкое утиное кряканье, и вы держите за шею хлопающего крыльями крякаша. У наблюдающих такую "охоту" охотников буквально рты открываются от удивления: настолько все неожиданно и впечатляюще. Лучшей агитации за приобретение спаниеля и не придумаешь.

Да, чтобы не забыть, хочу предупредить — никогда не стреляйте в шевелящуюся траву: ненароком можно попасть в свою собаку. А когда разыскиваете подранков вблизи других охотников, предупредите об этом и их, а то, чего доброго, недалеко и до беды. Часть найденных спаниелем подранков великодушно вручите не отстрелявшим норму товарищам, а часть отдайте на базе жене егеря для общего котла — приготовления вкуснейшего утиного супа. Охотники надолго запомнят встречу с вами и по достоинству оценят вашего четвероногого помощника.

...Слов нет, хороша охота на уток в августе на открытии охоты. Но еще незаменимее спаниель на охоте по водоплавающей дичи позднее, когда "настеганные" выстрелами утки забиваются в крепи и выпугнуть их оттуда без собаки очень и очень трудно. Вот тогда-то охотник-спаниелист и начинает особенно выгодно отличаться от товарищей без собаки: те могут исходить десятки километров и не поднять ни одной птицы, с владельцем спаниеля же такое случается редко.

Подойдя к поросшему камышом озерку или болоту, охотник спускает собаку с поводка и жестом посылает ее в прибрежные заросли. Спаниелю достаточно нескольких минут, чтобы поднять утку на крыло либо, выйдя на берег, всем своим поведением показать хозяину, что время терять нечего, здесь дичи нет и можно идти дальше.

Вообще, при охоте на уток приучите своего питомца далеко от берега не отплывать, чтобы поднятая на крыло птица не улетела без выстрела. Для этого надо прежде всего не пускать собаку на чистую воду, так как она, понимая, что на открытой воде ничего не найдет, будет уплывать подальше в заросли, а это бесполезно — стрелять дальше 30-35 м

— значит попросту, как говорят охотники, жечь патроны.

Особенно внимательно надо обыскивать луга с небольшими, поросшими травой лужами и мелиоративные канавы, прилегающие к большим озерам и старицам рек. Любят утки опускаться в такие места, отдыхать там и кормиться. При приближении охотника они обычно не взлетают, а затаиваются, и только хорошо поставленный но уткам спаниель довольно быстро находит их и поднимает на крыло.

И еще имейте в виду, что подранки обыкновенно ищут спасения на суше и, догоняемые собакой на воде, зачастую плывут к берегу, где и затаиваются в густой траве. Бывает и так: раненая птица ныряет у одного берега и незаметно выплывает у другого. Хорошо знающая повадки водоплавающих птиц собака не будет долго задерживаться на одном месте, а быстренько обежит озерко вокруг по берегу, причует утку, поймает ее и отдаст вам в руки.

Кстати, не раз и не два приходилось мне видеть, как небольшие стайки уток опускались где-нибудь среди капустного поля в места скопления в ложбинки с поливной водой.

Пригодится спаниель и на охоте за утками с подъезда.

Чаще всего на охоту с подъезда в челне отправляются два охотника. Попеременно управляют они челном и сидят на носу утлого суденышка с ружьем на изготовку. Как только взлетевшая утка будет остановлена метким выстрелом и гулко шлепнется о воду где-то в камышах, челн направляют к тому месту и высматривают добычу. Если ее не видно, то в воду идет спаниель, сидевший до этого на привязи посреди челна, подбадриваемый возгласами "Подай! Подай!". Проходит несколько минут, и вот он с уткой в зубах, яростно отфыркиваясь от воды, подплывает к охотникам, заботливые руки

 

которых помогают собаке взобраться в челн. И опять плывут дальше, медленно и почти неслышно раздвигая стену прибрежных зарослей.

На открытых, хорошо просматриваемых плесах спаниель не нужен — охотники и без него отыщут трофеи.

Не обойтись без этой собаки на перелетах уток от мест дневки к месту кормежки. Три условия облегчат охоту. Первое — надо встать именно в том коридоре, по которому утиные стаи летят на ночную кормежку. Второе — меткий выстрел с достаточным упреждением впереди летящей птицы. И третье — хорошо подающий спаниель, который по команде и в темноте найдет сбитую дичь и принесет ее охотнику.

В начале перелетов утки снимаются с дневки, едва солнце зайдет за горизонт, а чем ближе к осени, тем позднее начинается их перемещение к месту жировки — ночной кормежки. Это тоже нужно учитывать, отправляясь на поиски дичи.

А когда осень полностью вступит в свои права и утиные стаи потянут на юг, начинается еще одна охота на водоплавающих — охота на утином пролете. Здесь под выстрел охотника кроме речных наших уток (кряковые, широконоски, шилохвости, чирки) попадают и нырковые. Спаниель и тут незаменим. Эта собака довольно холодоустойчива, если, конечно, с ней часто бывают в поле; нелишне, однако, особенно глубокой осенью, после очередного купания хорошо растереть старательного помощника жгутом сухого сена.

К водоплавающей дичи, довольно часто встречающейся в наших угодьях, относится и лысуха — птица величиной со среднюю утку, черного окраса, с белым клювом и белой отметиной (лысиной) на лбу. На лысух — весьма осторожную дичь — специально почти не охотятся, отстреливая их попутно с утками. Учитывая, что раненая лысуха спешит укрыться в густых зарослях прибрежной растительности, спаниель и здесь окажет охотнику неоценимую помощь — отыщет и принесет подранка. Иногда эти птицы в сильный дождь подплывают почти к самому берегу и затаиваются. Известны случаи, когда спаниель, причуяв дичь, бросался на нее с берега и приносил живой трофей охотнику. Так было, например, у меня на охоте со спаниелем Минором в Виноградовском Охотхозяйстве под Москвой, когда, на удивление охотников, мой помощник одним прыжком поймал лысуху и абсолютно целой и невредимой отдал мне в руки.

Хочу посоветовать: на охоте по уткам не старайтесь применять патроны с крупной дробью — на открытие охоты для левого ствола вполне достаточна дробь № 6, а на осеннем пролете — №4.

* * *

Вот и подошло к концу наше с вами заочное знакомство, закончился разговор о замечательной породе охотничьих собак — спаниелях. И если все сказанное мной помогло вам приобрести породного щенка, вырастить из него охотничью собаку и с ее помощью принести охотничий трофей, то давайте вместе поблагодарим Г. Агеносова, В. Архипова, Б. Вагина, А. и Т. Валовых, З. Милиоти, П. Павлова, Б. Рихтера, Э. Шеришевского и А. Яркина, которые своими критическими замечаниями, дружескими советами и практической помощью помогли нам с вами поговорить об увлекательнейшей охоте со спаниелем.

 

 

 

 

 

 

ЛИТЕРАТУРА

 

Аксаков С.Т. Записки ружейного охотника Оренбургской губернии. М., "Географическая литература", 1953.

 

Александрович Н. За коростелями. Журн. "Охота и охотничье хозяйство", 1968, № 8.

 

Архангельский В.В. (составитель). Настольная книга охотника-спортсмена. т. И. М., "Физкультура и спорт", 1956.

 

Валов Н.А. Спаниель. Журн. "Охота и охотничье хозяйство", 1968, № д.

 

Валов Н.А. По уткам со спаниелем. Журн. "Охота и охотничье хозяйство", 1969, № 8.

 

Валов Н.А. От пустовки до щенения. Журн. "Охота и охотничье хозяйство", 1971, № 3.

 

Валов Н.А. Спаниель вчера, сегодня и завтра. Журн. "Охота и охотничье хозяйство", 1972, № 4.

 

Валов Н.А. Купирование хвостов у щенков. Журн. "Охота и охотничье хозяйство", 1973, № 6.

 

Герман В.Е. Охота на болотную и луговую дичь. М., "Физкультура и спорт", 1957.

 

Зворыкин Н.А. Избранные произведения. М., "Физкультура и спорт", 1955.

 

Зотова Г.В. Кормление и содержание охотничьей собаки. Журн. "Охота и охотничье хозяйство", 1973, № 9.

 

Зотова Г.В. Выращивание молодняка охотничьих собак. Журн. "Охота и охотничье хозяйство", 1973, № 8.

 

Зотова Г.В. Искусственное выкармливание щенков. Журн. "Охота и охотничье хозяйство", 1969, № 1.

 

 

Мензбир М.А. Охотничьи и промысловые птицы Европейской России и Кавказа. М., изд-во И.Н. Кушнарев и К°, 1900-12.

 

Платонов А.В. (составитель). Охотничье собаководство. М., "Колос", 1966.

 

Пупышев П.Ф. Охота с легавыми. Изд. второе. М., "Физкультура и спорт", 1955.

 

Пупышев П.Ф. Охотничьи легавые собаки. Изд. второе. М., Военное издательство, 1951.

 

Сабанеев Л.П. Собаки охотничьи, комнатные и сторожевые. Книга I. Легавые. М., изд-во А.А. Карцева, 1896.

 

Сабанеев Л.П. Охотничий календарь. Издание второе. М., изд-во А.А. Карцева, 1892.

 

Шерешевская Л.С. и Шерешевский Э.И. Воспитание щенка охотничьей и служебной собаки. Свердловск, Средне-Уральское изд-во, 1969.

 

Шерешевский Э.И. (составитель). Пособие по охотничьему собаководству. М., "Лесная промышленность", 1970.